Слушать подкаст

Нетерпение миссис Трамп. – Хумеры. – Предводители армянства из Парижа. – Фикус религиозный. – Фактическая бумажка. – Костюм с отливом.

На протяжении всей уходящей недели из Америки продолжали поступать новости о завершившихся то тут, то там повторных пересчетах голосов, в результате которых победа по-прежнему оставалась за Джо Байденом, а также завернутых обратно из-за недостатка доказательств судебных исках, которые команда Дональда Трампа пыталась то здесь, то там подавать в американские суды. Все это, тем не менее, совершенно не мешало проигравшему президенту по несколько раз на дню испускать из себя твиты с утверждениями о том, что именно он, несмотря ни на что, является победителем выборов. Твиты эти, впрочем, как справедливо заметил публицист Игорь Виленович Эйдман, приобрели в глазах наблюдателей характер уже совершеннейших миниатюр в духе Даниила Ивановича Хармса: «Трамп: Я президент! – Избиратель: А по-моему, ты говно!»

Тем не менее, в реляциях мистера Трампа начали понемногу прослеживаться и новые, доселе неслыханные нотки. Так, 16 ноября твиттер-президент огорошил своих последователей следующей неожиданной депешей: «Я выиграл выборы, но Меланья не хочет оставаться в Вашингтоне». И хотя злые языки тут же принялись заверять общественность, что выигравший выборы Джо Байден будто бы предложил Меланье остаться в Белом доме еще на один срок и после 20 января, более серьезные наблюдатели смекнули, что, поскольку еще две с половиной недели назад, сразу же после появления первых неутешительных для Трампа результатов голосования, британская Daily Mail, обычно хорошо осведомленная о такого рода скандалах в самых высокопоставленных семействах мира, сообщила, что брачный контракт супругов Трамп рассчитан только до конца его президентства, то нетерпеливые телодвижения миссис Трамп по направлению к выходу скорее всего означают, что уж кому-кому, а ей известно настоящее положение дел с результатами выборов и реальные, а не декларативные намерения ее фиктивного супруга и партнера по договору.

Несмотря на все эти в каком-то смысле обнадеживающие сигналы со стороны особы, приближенной к телу императора, как выразился бы Остап Ибрагимович Бендер, команда Дональда Трампа продолжала бурно имитировать сопротивление, делая при этом такие отчаянные заявления, которым позавидовал бы и сам Александр Григорьевич Лукашенко, поведавший своему народу о белобрысых неграх из НАТО, покушающихся на картофельные поля его родины. Так, в четверг трое адвокатов Трампа – Руди Джулиани, Сидни Пауэлл и Дженна Эллис – созвали пресс-конференцию, на которой заявили, что американская выборная система, использованная демократами для подтасовки голосования в пользу Джо Байдена, была создана ещё покойным Уго Чавесом, и что демократы, подкупая всех, кого только можно, в том числе избирательные комиссии в республиканских штатах, осуществляли взлом системы для голосования, а помогали им в этом Сорос, фонд Клинтонов, а также коммунистические правительства Китая, Кубы и Венесуэлы.

– Вы можете принимать наркотики и потом весь день нормально работать?!
– Нет, ну а как еще нормально работать? Кокаин и шлюхи – вот и весь рецепт.

Впечатленный этими разоблачениями писатель и публицист Михаил Юрьевич Берг немедленно опубликовал у себя в Фейсбуке исполненный алармизма текст:

В принципе идея союза коммунистических правительств с продажными демократами, покупающими на корню наивных и продажных республиканцев на деньги Сороса и Клинтонов – это обороты из стенограмм московских процессов, перемешанные с гиперболами из Ивана Чонкина или Гашека. То есть из чего-то ужасно устарелого. И, однако, это говорится сегодня на голубом глазу в столице крупнейшей демократии мира и воспринимается с экстазом доверия почти половиной этой самой страны. И я не знаю, о чем это говорит, если не о готовности к любому самому неправдоподобному историческому повороту и самому что ни есть неправдоподобному диктатору, готовому без колебаний кидать под ноги истории чужие жизни как сухую листву из бака.

Впрочем, большинство других наблюдателей не стали разделять столь пессимистических выводов Михаила Юрьевича, а пришли к заключению, что поведение нанятых доверчивым Трампом адвокатов следует скорее трактовать в духе принципов, изложенных Марком Ханна Джордану Белфорту в фильме Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-стрит»:

– Наша работа – брать бабло у клиента из кармана и класть в наш карман.
– Угу.
– Это все хумера. Знаешь, что такое хумера?
– Да, химера, то есть фантом…
– Да химера, хумера… Хумер его поймет, что это! Пыль в глаза, это ничего нет – ни в природе, нигде. Это не материя, этого нет в таблице Мендлеева. Это гребаные сказки! Понял?
– Я понял.
– Такие вот правила игры. Оливочку?

Тем временем в Старом Свете, далеком от хумер заокеанской избирательной риторики, уже вторую неделю кряду продолжал раздаваться душераздирающий плач на реках вавилонских, вызванный печальным и трагическим известием об окончании Карабахской войны. Плач этот, впрочем, раздавался главным образом отнюдь не в самой Армении, жители которой, особенно молодые люди призывного возраста, вовсе не торопились в массе своей присоединяться к организованным партией «Дашнакцутюн» беспорядкам в Ереване с требованиями продолжения войны и отставки «предателя» Никола Воваевича Пашиняна, а скорее за ее пределами: в среде армянской диаспоры, процветающей на безопасном удалении от театра военных действий, а также заботливо прикормленных этой диаспорой местных политиков.

Мне нужна Ваша поддержка!

Если Вам понравился этот материал и Вы хотели бы поддержать мою работу, Вы можете сделать это, оформив платную подписку на мой блог на американской платформе Patreon (от $3 в месяц) или на российской Boosty (от 150₽ в месяц). Ваша платная подписка даст Вам ранний или эксклюзивный доступ к материалам только для подписчиков, а мне – возможность уделять больше времени на создание новых текстов и подкастов для Вас. Чтобы посмотреть блоги и оформить подписку, нажмите на одну из кнопок ниже. Заранее спасибо!

Ну, а поскольку самая большая армянская диаспора в Европе собралась, как известно, во Франции, где каждый сотый избиратель является этническим армянином, то следует ли удивляться тому, что именно из Парижа на уходящей неделе пришло известие о том, что местные предводители армянства добились таки, наконец, долгожданного признания «Республики Арцах».

– Барин! Из Парижа!

Признание это, правда, свершилось пока лишь в виде появления на свет божий двух бумаг: заявления парижской мэрии с соответствующим призывом к французскому правительству, принятого по инициативе нынешнего мэра Парижа Анны Идальго, внучки испанского коммуниста-героя Гражданской войны, а также внесенного во французский Сенат проекта резолюции с призывом к правительству о признании о признании этого злокачественного сепаратистского новообразования.

Как выяснилось при ближайшем рассмотрении, пламенная госпожа мэр черпала вдохновение для этой инициативы из вполне объяснимого источника в виде своей недавно назначенной заместительницы Ануш Торанян – дочери известных французских армян: бизнесмена и миллионера Ары Тораняна, являющегося по совместительству предводителем Координационного совета армянских организаций Франции, и журналистки Валери Торанян – главного редактора журнала мод Elle, учредителя журнала Nouvelles d’Arménie и популяризатора армянского геноцида 1915 года, издавшей на эту тему роман в жанре fiction.

Что же касается проекта сенатской резолюции о признании «Арцаха», то его автором стал сенатор от Вандеи Брюно Ретайо – председатель правоцентристской фракции «Республиканцы», бывший соратник Николя Саркози, подумывающий ныне и сам попытать счастья в следующем президентском гандикапе. Свою инициативу достопочтенный Ретайо объяснил следующим твитом:

25 ноября Сенат рассмотрит резолюцию, предлагающую Франции признать Нагорно-Карабахскую республику. Лишь такая независимость может надолго защитить права и свободы жителей Нагорного Карабаха, столкнувшихся с исламистским экспансионизмом Турции.

А чуть позже он развил эту тему и в радиоинтервью:

Это происходит впервые. Практически 20 лет назад Франция первой из всех народов мира признала геноцид армян. Несомненно, что 25 ноября в Сенате мы впервые проголосуем за резолюцию, осуждающую действия Эрдогана, а также потребуем международного расследования военных преступлений, совершенных в Нагорном Карабахе. Но прежде всего мы будем просить признать Нагорно-Карабахскую республику.

Неизвестно, насколько убедительные аргументы г-ну Ретайо удастся представить в осуждение Эрдогана, оказавшего Азербайджану дипломатическую и политическую поддержку для восстановления этой страной своей территориальной целостности в международно-признанных границах, но в любом случае резолюция имеет все шансы быть принятой, учитывая, что французский Сенат ранее успел отметиться на этой ниве принятием еще и не таких бредовых решений. Достаточно вспомнить в этой связи хотя бы принятый было в 2012 году и отмененный затем конституционным судом закон, устанавливающий уголовную ответственность за отрицание Армянского геноцида.

Однако же ни резолюции Сената, ни, тем более, постановления парижской мэрии, как известно, не определяют внешнюю политику Франции. А потому, даже учитывая проармянские и антитурецкие настроения президента Эммануэля Макрона и его правительства, практически невозможно представить себе, чтобы Франция – да и любое другое государство мира, за исключением каких-нибудь безотказных Науру с Вануату, готовых сдавать в аренду свои мидовские печати любым платежеспособным клиентам – признала независимость фантомной республики, которой в этом отказывает даже сама создавшая ее Армения.

Между тем в наших отечественных унылых пенатах, где уездным предводителям армянства не дозволено баловаться никакими парламентскими резолюциями (за отсутствием, прежде всего, самого парламента в общепринятом смысле этого слова), им приходится изобретать иные методы выразить свою печаль в связи с прекращением смертоубийства в Карабахе и заодно насолить проклятым азеротуркам. И такое остроумное решение не заставило себя ждать.

В четверг было обнародовано коллективное письмо, направленное в ЮНЕСКО, в котором говорилось что после завершения боев в Нагорном Карабахе памятники, расположенные на этой территории, «находятся в опасности и могут подвергнуться уничтожению, разрушению и вандализму». Авторы письма призывали:

Мы просим ЮНЕСКО использовать весь свой авторитет и полномочия для спасения памятников христианского культурного, художественного и архитектурного наследия Нагорного Карабаха, придания им необходимого статуса и включения в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Даже несмотря на странно однобокий характер этого обращения, выражающего беспокойство исключительно за памятники христианского, но никак не исламского культурного наследия (при том, что практически все мечети в оккупированных 26 лет назад армянскими силами районах Азербайджана были либо сровнены с землей, либо превращены в свинарники и коровники), его все равно можно было рассматривать в качестве похвальной инициативы в защиту культуры, а не в качестве шитой белой нитками антиазербайджанской провокации, если бы не одно «но».

Дело в том, что еще 14 ноября, через четыре дня после прекращения войны и почти за неделю до появления этого письма, Ильхам Гейдарович Алиев заявил, что христианские храмы и памятники на территориях Нагорного Карабаха, перешедших под контроль Баку, будут охраняться государством. А днем позже, 15 ноября, по инициативе азербайджанского президента главы МИД Азербайджана и России Джейхун Азизович Байрамов и Сергей Викторович Лавров договорились о конкретных мерах по привлечению ЮНЕСКО к «сохранению религиозного и культурного наследия» в Нагорном Карабахе.

Авторами этого столь запоздалого обращения в Спортлото выступили известный телевизионный комик и шоумен Гарик Юрьевич Мартиросян, его коллега и основатель «Comedy Club» Арташес Гагикович Саркисян, гендиректор «Мегафона» Геворк Арутюнович Вермишян, а также режиссер Сарик Гарникович Андреасян, про которого Википедия сообщает, в частности, что «большинство комедий режиссёра отличаются пошлым и довольно безвкусным юмором, а также посредственной игрой актёров, огромным количеством рекламы и некачественными сценариями».

В качестве же соавторов к вышеупомянутым культуртрегерам присоединились, в частности, такие известные личности, как милицейский писатель-политрук из ДНР Евгений Николаевич Прилепин, предпочитающий представляться на публике Захаром, прославившаяся в 70-е годы прошлого столетия народная артистка РСФСР Светлана Владимировна Немоляева, придворный кремлевский дирижер Владимир Теодорович Спиваков и даже почему-то музыкант Борис Борисович Гребенщиков.

У меня были проблемы;
Я зашел чересчур далеко;
Нижнее днище нижнего ада
Мне казалось не так глубоко…

Остается лишь гадать, какие проблемы завели Бориса Борисовича настолько далеко, что привели его на это самое «нижнем днище нижнего ада». Но, так или иначе, табличка с его именем, увы, обречена теперь красоваться рядом с табличками всех этих петросянов российского юмора на столь нелепом религиозном фикусе.

Ой ты, фикус мой, фикус, фикус религиозный!
Что стоишь одиноко возле края земли?
Иноверцы-злодеи тебя шашкой рубили,
Затупили все шашки и домой побрели.

Тем временем Владимир Владимирович Путин, невзирая на увесистый венец миротворца, с размаху нахлобученный ему на голову хохочущими Ильхамом Гейдаровичем и Реджепом Таиповичем, продолжал на уходящей неделе пребывать в весьма тревожном расположении духа, не могущим не сказываться самым плачевным образом и на его окружении. Причин для монаршей обеспокоенности было немало, но главной из них, вероятно, следовало считать неотвратимо приближающееся возвращение в Россию недоотравленного Алексея Анатольевича Навального, который, судя по некоторым сведениям, твердо вознамерился еще до Нового года въехать в Москву на белом верблюде в новенькой германской сбруе и взбунтовать таким образом доселе кроткие восточнославянские племена.

Придворные, уже запутавшиеся среди высказываемых ими на публику взаимоисключающих версиях приключившейся с Алексеем Анатольевичем незадачи, попытались на свой лад утешить и обнадежить государя. Так, Владимир Вольфович с присущей ему прямотою предложил, не мудрствуя лукаво, лишить г-на Навального российского гражданства, дабы уподобить его известному американскому разоблачителю Эдуарду Леонидовичу Сноудену, прозябавшему без паспорта в транзитных зонах аэропортов и, в конце концов, попросившему политического убежища в России.

Одновременно велели постоянному представителю России в ООН Василию Алексеевичу Небензе пригрозить супостатам выходом страны из Организации по запрещению химического оружия. Сюжет этот, впрочем, так и не получил никакого дальнейшего развития. Должно быть, кто-то осторожный подсказал, что тема эта – очень нехорошая, и что в прошлом уже известны случаи, подобные тому, что приключилось в Ираке, когда неожиданный приход проверяющих из компетентных химических органов заканчивался полным закрытием лавочки и самыми неприятными разочарованиями в личной жизни для ее владельцев.

В конце концов, решили действовать по старинке, подобно извращенцам из фильма Квентина Тарантино «Криминальное чтиво», и разбудить спящего урода Гимпа, также известного под кличкой «Бешеный Принтер».

– Так… Приведи-ка Урода.
– Я думаю, Урод спит.
– Ну тогда пойди и разбуди его, в чем дело-то?
(…)
– Вставай! Сидеть!
– Как думаешь, с кого начнем?
– Я еще не решил…

Начать решили с закона о неподсудности президента России любому человеческому суду, дающего ему пожизненный иммунитет от уголовного преследования – не только во время исполнения им своих полномочий, но и после их завершения, причем не только за бывшие, но и грядущие деяния.

Как угодно, что угодно, когда угодно. Но чтобы это была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог даже подойти к двери моей квартиры! Окончательная бумажка! Фактическая! Настоящая! Броня!

Соответствующий законопроект внесли разбуженным думским уродам еще на прошлой неделе. Однако все наблюдатели единодушно выразили сомнения в практической ценности подобного нововведения по одной простой причине: пока президент в силе, ему и так ничего не грозит, а если он впадет в опалу, так никакой закон ему в нашей стране не поможет. Получалось явно что-то не то.

Тогда решили подойти к проблеме с другого конца: внесли законопроект, по которому можно будет произвольно объявлять «иностранными агентами» не только юридические лица, но и общественные объединения без юридического лица, а также и причисляемых к таким объединениям физических лиц, то есть буквально – как угодно, кого угодно, когда угодно. Изобличенные таким образом «иностранные агенты» обязаны будут периодически отмечаться в компетентных органах, а также снабжать все свои твиты и фотографии приготовленной снеди в инстаграме примечанием, что изрекаемая мысль или поедаемое блюдо принадлежат иностранному агенту. Но самое главное – помеченные таким способом марионетки мировой закулисы официально не смогут выставлять свои кандидатуры на любых выборах.

Специалисты, впрочем, принялись и тут кривить свои носы пуще прежнего и говорить о явно избыточном регулировании, поскольку практическая возможность отстранить любого кандидата от любых выборов и так давно имеется, более того – вовсю реализуется, а фоточки рибай-стейков с бокалом доброго божоле, снабженные дисклеймером, что сие предназначено для употребления иностранным агентом имярек, способны породить лишь бесчисленное количество интернет-мемов и двусмысленных шуток, да к тому же и внести ненужное смятение в головы стремительно нищающего и голодного путинского электората.

Между тем, одновременно с этими сизифовыми усилиями со стороны власть предержащих, подспудная партийная жизнь в России продолжала бить ключом. Самым заметным субъектом этой жизни стала Либертарианская партия России: незарегистрированное объединение жовиальных юных неформалов, которое – не иначе как уловив шестым чувством грядущие положительные изменения окружающей среды – вдруг принялось что есть мочи размножаться. Причем размножаться не как-либо, а исключительно присущим одноклеточным организмам методом деления, проведя в конце октября и начале ноября целых два внеочередных съезда с интервалом в неделю, взаимно исключив друг друга из партийных рядов и породив, таким образом, две самостоятельные взрослые политические особи, способные, в свою очередь, к дальнейшему размножению. При этом, что характерно, обе вылупившиеся партии оказались абсолютно идентичными, включая одно и то же название, один и тот же логотип и даже абсолютно идентичные сайты. Что же касается заметных политических инициатив, то, увы, ни одна из них в равной степени не преуспела за последние недели и месяцы в генерировании сколько-нибудь заметных новостных поводов, за исключением разве что тех, которые годятся для рубрик «Происшествия» или «Курьезы».

Впрочем, на уходящей неделе политически ангажированная московская публика была взбудоражена новостью об открытии в самом центре города роскошного ресторана под интригующим названием «Новая искренность», владельцем которого стал неформальный предводитель одной из Либертарианских партий России – 35-летний Михаил Владимирович Светов, известный, главным образом своими многочисленными гастролями по России с чтением платных лекций для провинциальных любителей плодотворной либертарианской идеи, ведением собственного канала на Youtube (как же без этого), а также многочисленными скандалами со своим участием, сопровождавшими российских либертарианцев с тех пор, как проживавший до той поры за границей Михаил Владимирович вернулся в 2016 году Россию.

Автомашину куплю с магнитофоном, пошью костюм с отливом и – в Ялту!

На взволнованные вопросы журналистов, сколько стоило ему это предприятие и откуда нигде и никогда не работавший партийный активист и блогер взял деньги на открытие ресторанного бизнеса в шикарном помещении на Чистых прудах, г-н Светов с гордостью отвечал:

Ну, сколько стоило я не буду говорить, деньги достаточно понятно откуда. Я вложился в биткойны в 2011 году, это никому не секрет. Это все прослеживается по всем мои социальным сетям, где я говорю, что биткойн пробил десять долларов в фиатной валюте, скоро конец. Ну, вот только сейчас он пробил не десять долларов, а шестнадцать тысяч как бы, и я стал гораздо более обеспеченным человеком, чем даже был несколько лет назад. Поэтому я могу себе это позволить. Клуб открыт на мои деньги.

Да! Это тебе не мелочь по карманам тырить.

Наблюдатели же, единодушно констатировав, что г-н Светов стал первым и пока последним известным по фамилии жителем России, столь сказочно разбогатевшим на покупке биткойнов, да еще и открыто занимающимся при этом оппозиционной политикой, принялись на все лады гадать, что означает помпезный старт нового предприятия общепита в столь неподходящее время: то ли действительно желание выйти из политики, окэшиться и лечь на дно, то ли – учитывая заявления г-на Светова об «имиджевом» характере новой затеи – объявление о создании клуба для либертарианских политических дискуссий следует отнести к стремлению создать оригинальный новостной повод в связи с визитом пожарных и санитарно-эпидемиологических властей к собственнику арендуемого помещения после первого же политического мероприятия на острую тему.