Дорогой Саша!

К сожалению, я не могу ответить на твои обвинения непосредственно в Фейсбуке, где ты их разместил в виде комментария под моим постом об окончании Карабахской войны: я в Фейсбуке сейчас заблокирован. Отвечаю здесь, отдельным постом в своем блоге. Еще и потому, что твои вопросы (которые ты сам называешь «риторическими», но которые, по моему убеждению, таковыми отнюдь не являются) и мои ответы на них представляют, уверен, интерес не только для нас с тобой.

Нацистская демократия и мирный авторитаризм

Итак, ты упрекаешь меня: «Демократически избранный Пашинян для тебя лидер «нацистского» режима, а несменяемый азербайджанский диктатор Алиев – уважаемый Ильхам Гейдарович!»

Ну, прежде всего, необходимая ремарка: я очень часто называю фигурантов своих текстов по имени-отчеству. Даже если у них и нет отчества, как у Реджепа Таиповича Эрдогана, например, или Эммануила Ивановича Макрона. И это не имеет никакого отношения к «уважению» или «неуважению» упоминаемых персонажей. Просто стиль у меня такой. Но это все, разумеется, ерунда.

Да, Пашинян действительно лидер режима, который, по моему глубокому убеждению, фактически является нацистским. Не националистическим или национал-популистским, каких сегодня полно в Европе (Венгрия, Польша, Италия, Турция), а именно нацистским.

Суди сам.

Деятели этого режима открыто заявляет о своих территориальных претензиях к соседним странам, исповедуя концепцию «Великой Армении» и обосновывая свои претензии историческими изысканиями.

Этот режим проповедует расовое и этническое превосходства, заявляя, например, устами своего бывшего президента Роберта Кочаряна о «генетической несовместимости армян и азербайджанцев».

Этот режим начал агрессивную войну против соседней страны, захватил и почти три десятилетия кряду удерживал пятую часть ее территории, наплевав на международное право и подтерев задницу аж целыми пятью резолюциями Совета Безопасности ООН.

Этот режим осуществил в ходе той войны этническую чистку, в результате которой сотни тысяч людей вплоть до сегодняшнего дня живут в Азербайджане на положении беженцев, а также совершал хорошо тебе известные военные преступления и преступления против человечества.

Напомню, кстати, что по факту резни в Ходжалы, где в марте 1992 года армянскими военными  были зверски убиты то ли 485, то ли 613 мирных жителей, в том числе женщины и дети, так и не было возбуждено уголовного дела – ни властями Армении, ни их марионетками в Степанакерте. Это преступление (как и другие, совершенные армянами в ходе Первой Карабахской войны) так и осталось не расследованным и не осужденным, а виновные в нем – не наказанными. В отличие, кстати, от то и дело поминаемого всуе погрома в Сумгаите в 1988 году, где виновные тогда же были осуждены еще советскими судами. А также в отличие от совершенно не относящейся к делу, но постоянно притягиваемой за уши к Карабахскому конфликту резни армян в Османской империи в 1915 году, виновные в которой были осуждены и повешены в Турецкой Республике сразу после революции, в 1921 году.

Да что там наказаны! Организаторы резни в Ходжалы занимали впоследствии высшие государственные посты в Армении и, подобно Сержу Азатовичу Саргсяну (специально для тебя – по отчеству), тогда – командующему армянскими силами в Карабахе, не скрывали мотивов этого преступления: «До Ходжалы азербайджанцы подумывали, что они просто с нами шутят. Азербайджанцы подумывали, что армяне — люди, которые не смогут поднять руку на мирное население. Нужно было все это переломить. Так и получилось».

Это – не нацистский режим? Ты можешь, конечно, если хочешь, называть это «национальным романтизмом», «реализацией права нации на самоопределение» или даже «борьбой народа за свободу», но в моей системе координат – это и есть самый настоящий нацизм. Как и сербский режим Милошевича. Но если сербские преступники в конце концов предстали перед трибуналом в Гааге, то ереванские – пока нет. До поры – нет. Но еще не вечер, уверен.

При этом – о да, разумеется! – уважаемый Никол Воваевич Пашинян законно избранный лидер Армении, никто этого не отрицает. Так же как и его предшественники: Серж Саргсян и Роберт Кочарян, которых явно не хватает в Гааге. Так же, как Милошевич, Караджич и другие сербские военные преступники. Так же, в концов, уж извини, как и сам Гитлер. Он, правда, не избирался прямым всенародным голосованием, а был назначен на свой премьерский пост по результатам межпартийных переговоров, но в полном соответствии с демократической процедурой, как это и принято в столь любимых многими парламентских республиках с пропорциональной избирательной системой. И, увы, так же, как это было в Германии и в Сербии, политическому классу в Армении удалось отравить народ дашнакской националистической, шовинистической, нацистской пропагандой. Не весь народ (об этом я еще скажу ниже), но его подавляющую часть.

И таки да, его азербайджанский коллега, эта «бешеная кровавая собака Алиев» (вот тебе, без всякого отчества!), возглавляет страну, отстающую от Армении по уровню демократии аж на целых 2,79 пункта по 10-балльной шкале Economist Intelligence Unit.

Никто не спорит, что уровень демократии и прав человека в Азербайджане, очень мягко говоря, оставляет желать лучшего – и вообще, и по сравнению с Арменией. Но вот только авторитарный Азербайджан, тем не менее, является, в отличие от Армении, на самом деле полиэтническим и мультиконфессиональным обществом, светским государством, где мирно живут люди самого разного этнического происхождения: азербайджанцы, евреи, русские, талыши, лезгины, армяне (да-да, там до сих пор спокойно живут по меньшей мере многие сотни, а скорее всего – тысячи армян). В Баку рядом с мечетями стоят православные церкви и синагоги, а в самом центре города – армяно-григорианский храм. И этот авторитарный (никто не спорит) Азербайджан никогда не угрожал соседним государствам и не покушался на их территориальную целостность – в отличие от гибридной Армении и даже от чуть менее чем полностью демократической ельцинской России. А территориальную целостность (заметь, я не говорю – защиту от вмешательства во внутренние дела!) Устав ООН гарантирует любому государству, вне зависимости от того, какое место оно занимает в том или ином рейтинге демократии.

Территориальный конфликт

Ты обвиняешь меня: «Стремление людей к свободе и к независимости от диктаторского режима, к самостоятельной государственной жизни для тебя ровно ничего не значит в сравнении с правом репрессивного государства подчинять себе людей и территории».

Это подмена, Саша. Карабахский конфликт начался не сегодня, а конце 1987 – начале 1988 года, когда и в Армении, и в Азербайджане была одна и та же власть: советская. И депутаты областного совета в Степанакерте голосовали тогда за выход НКАО из состава Азербайджанской ССР и передачу ее в состав Армянской ССР уж никак не по соображениям бегства из тоталитарной диктатуры в царство свободы и либерализма, ты это прекрасно знаешь. А потому что кое-кому в Ереване показалось, что Советский Союз издыхает и что теперь самое время вновь вспомнить о Великой Армении, приступив к собиранию земель за счет соседей.

О какой «самостоятельной государственной жизни» ты говоришь? Ты «Республику Арцах», что ли, имеешь в виду? Брось, не смеши самих армян, прежде всего. Они тебе английским по белому пишут на плакатах по всему миру, от Калифорнии до Парижа: «Artsakh = Armenia». Эта «независимая республика» – просто обманка, тактическое и техническое решение. Такое же, как ДНР, ЛНР или «Република Српска» в Боснии. Позвони в Степанакерт кому-нибудь из тамошних лидеров, тебя знают, спроси: что они думают о «самоопределении арцахского народа» и о «перспективах армяно-арцахских отношений»? Боюсь, тебя поднимут на смех. (Правда, говорят, до них сейчас никто дозвониться не может, куда они все сбежали – одному богу известно).

Эта история не о «самостоятельной государственной жизни» и не о «праве на самоопределение». Армянский народ это право на самоопределение уже реализовал в виде Республики Армения. Другое дело, что границы этого государства не устраивают армянский политический класс. Так же, как границы пост-версальской Германии не устраивали многих немцев, границы Сербии после распада югославской федерации – не устраивали националистов в Белграде, а границы Российской Федерации – тех, кто грезит о восстановлении СССР. Вот об этом и идет речь в этом конфликте, где на одной стороне – международное право и зафиксированные им государственные границы, а на другой – недовольные этой несправедливостью армянские националисты.

Это обычный территориальный конфликт двух государств – Армении и Азербайджана, а вовсе не история о мятежном и свободолюбивом карабахском народе, борющемся за независимость.

Международное право и право силы

Ну, вот мы и добрались до международного права. Ты укоряешь меня тем, что я «восторгаюсь международным правом» и называешь его «проституткой, которая с радостью дает тем, кто богаче или сильнее». Зная меня несколько десятков лет, ты, наверное, имел возможность заметить, что я не отношусь к числу людей с восторженным складом характера. И уж тем более, я не восторгаюсь международным правом, равно как и правом внутригосударственным в любой стране.

Согласен, международное право – ужасно. Но только вот ведь какое дело: международное право – это единственная основа, на которой могут строиться отношения взаимоотношения государств и народов. Больше не на чем.

Так же как внутренние законы в государстве – единственное, что в последней инстанции регулирует взаимоотношения людей, обладающих противоположными и часто взаимоисключающими интересами. Древняя родословная, знатность, благочестие, добродушный или, наоборот, злобный характер – все это в наши дни не может учитываться судом, рассматривающим, к примеру, дело о присвоении ответчиком денежных средств истца, или, скажем, о нанесении побоев. Личность и собственность – неприкосновенны, даже если пострадавшим является мрачный и злобный психопат, а виновным – ангел во плоти, пожертвовавший украденное на нужды сирот. Ужасный порядок, аморальный, согласен. Но это меньшее из зол, найденное человечеством методом долгих и болезненных проб и ошибок.

Точно так же и с международным правом. Альтернатива международному праву одна – право сильного. Именно этим правом и воспользовалась Армения в Первую Карабахскую войну. Но только с правом сильного может ведь и кирикуку приключиться: сегодня ты сильный, а завтра, глядишь – и ослабел. Право сильного определяло межгосударственные отношения веками. Но вот уже как минимум 75 лет ему на смену пришли, слава богу, другие принципы. И эти приниципы, зафиксированные, в частности, в Уставе ООН, и являются международным правом.

За что анафематствовать Путина?

Конечно, самое ужасное обвинение в твоем тексте, от которого рукопожатному человеку уж точно по гроб жизни не отмыться – это то, что я «похваливаю Путина». Да, действительно, это поистине леденящая душу бездна морального падения. Но только видишь ли, Путин для меня не является мерой вещей. В отличие от апокрифического Бродского, я не готов поддерживать колхозы только на том основании, что против них выступает Евтушенко. У Путина, как и у любого другого политика, есть действия, за которые его должно осуждать (а точнее, в его случае – судить), но могут быть и такие, за которые не грех найти и слова похвалы. Только я ведь его и не хвалю, на самом деле. За что его хвалить? За то, что не стал жрать мыло и бросаться с перочинным ножиком на вооруженного полицейского?

Разумеется, Алиев и Эрдоган выбрали подходящее время для начала операции в Карабахе: пандемия COVID-19, запланированное междуцарствие в Америке, даже, возможно, неожиданная занятость и ослабление Путина Белоруссией и Навальным. Скорее всего, был учтен и фактор кремлевского недовольства Пашиняном. Но неужели ты в самом деле думаешь, что Алиев и, тем более, стоящий за ним Эрдоган звонили в Москву и смиренно испрашивали у нашего государя его милостивого разрешения на публичную порку Эривани? Или ты полагаешь, что Азербайджан тридцать лет просто так, на всякий случай, строил армию XXI века и вооружал ее современным оружием, и что, сиди в Ереване не этот «оранжевый выскочка», а проверенные старые кадры, Баку и в голову не пришло бы освобождать свои оккупированные территории?

Вот давай, прошу тебя, положа руку на сердце, скажи, что должен был предпринять Путин в этом Карабахском конфликте, чтобы ты не то что похвалил его, ладно уж, но хотя бы не высказал осуждения? Послать российские войска на подмогу армянской армии, чтобы встретиться лицом к лицу с несомненно более мощной и боеспособной турецкой армией, а самое главное – с гораздо более решительным Эрдоганом? Ограничиться моральной и дипломатической поддержкой армянам, первым (и последним) в мире признав эту пресловутую «Республику Арцах» даже раньше самой Армении? Вынуть из бумажника несколько мелких купюр, чтобы этот Арцах признали еще и безотказные Науру с Вануату? Или наоборот – анально отгородиться, поставить на телефон определитель номера и не брать трубку на звонки ни из Еревана, ни из Баку, ни даже из Анкары, а Пескову, когда не удастся промолчать, велеть вместо слова «Карабах» употреблять выражение «этот регион»? Что именно?

Лично я бы, конечно, предпочел последний вариант, чтобы ничто не помешало Азербайджану через неделю-другую полностью освободить всю свою территорию и не оставлять у себя степанакертский заповедник с российскими миротворцами и электрической оградой по периметру. Не возражал бы я и против варианта с испытанием российской армии на скорость бега от турецких и израильских дронов: думаю, она способна показать гораздо более высокие спортивные результаты, чем армяне, и притом без всякого допинга.

Но у Путина хватило крысиного чутья и умения лавировать, чтобы договориться о самых выгодных условиях в сложившейся ситуации. Причем выгодных и для себя («безвозмездно, то есть даром» получить в подарок от Алиева и Эрдогана почетное звание миротворца и возможность символического присутствия в Карабахе), и для армян (спасение от полного разгрома и законсервированный на пять лет арцахский заповедник, пусть и в несколько урезанном виде, зато с гарантированным Лачинским коридором). Так за что мне в данном случае анафематствовать Путина?

Куда меня «занесло»

И последнее. «Куда тебя занесло?» – риторически вопрошаешь ты. В первой половине 90-х годов, во время Первой Карабахской войны, мы с тобой еще не общались так близко, как потом. Я тогда жил в Украине, работал в киевской штаб-квартире Транснациональной радикальной партии. И я уверяю тебя: сегодня я стою ровно на той же позиции, что и тогда, без малого тридцать лет назад. Не сдвинулся ни на миллиметр. Только сегодня я просто, сидя дома, пишу у себя в блоге и в социальных сетях то, что думаю. А тогда я имел возможность претворять свои убеждения в политическое действие. Вместе с моими киевскими товарищами я стоял с плакатами у посольств в поддержку Азербайджана и против агрессии Армении. Вместе с моими итальянскими товарищами мы писали обращения к европейским депутатам, задаваясь вопросом: неужели Европа отказывает в солидарности Боснии и Азербайджану, ставшими жертвами сербской и армянской агрессии, только потому, что боснийцы и азербайджанцы – мусульмане?

Вместе с моим товарищем по партии Владимиром Ивановым мы были тогда в Киеве, кажется, первыми, кто обратился в Верховную Раду с идеей создания блока Украины, Грузии, Молдовы и Азербайджана – тех стран, которых их соседи по бывшему СССР собрались или даже уже начали «раскулачивать» и «уплотнять» по югославскому сценарию. (Позднее эта идея, как ты знаешь, была отчасти воплощена в жизнь – блок ГУАМ был формально создан, хотя толку от него и вышло чуть).

Так что никуда меня не заносило, Саша. Я всегда был там, где и сейчас.

Там же, кстати, где и твой друг Ариф Юнусов, правозащитник, бывший политзаключенный, подвергавшийся пыткам в алиевской тюрьме, политэмигрант, живущий сейчас в Амстердаме. В первые же дни этой войны он признался в интервью «Новой газете»:

Я вам скажу, как эту войну воспринимают простые азербайджанцы — и я тоже. Вспомним 1992 год. Мы узнали, что армяне захватили город Шуша. Это сообщение транслировалось по радио. И когда я вышел на улицу — я тогда жил в центре города, — то увидел, что сотни людей шли и плакали (говорит дрогнувшим голосом). А когда сейчас войска подошли к городу Физули, мои знакомые рассказали, что их старушка-мать достала ключи от того дома, из которого они были вынуждены бежать в 93-м году. В этом самый главный символ: мы возвращаемся к себе домой.

Точно там же, где и наш с тобой общий друг Мустафа Джемилев, бывший советский политзэк, лидер крымско-татарского народа и депутат украинского парламента. Сегодня он, как и многие, убежден:

Нужно восстанавливать территориальную целостность Азербайджана. Если этот вопрос не будет решен, все равно, рано или поздно, будут возникать эти конфликты. Суверенитет Азербайджана над Карабахом должен быть восстановлен.

Здесь с нами в том числе и многие армяне: начиная от публичных фигур (таких, как историк Филипп Экозьянц или, прости уж, директор «Мосфильма» Карен Шахназаров), и заканчивая людьми непубличными, в том числе и нашими с тобой общими знакомыми и друзьями, которые в эти недели присылали мне личные сообщения со словами поддержки за высказываемую мной позицию: позицию, разумеется, никак не антиармянскую, но правовую и антинационалистическую, а в конечном счете – именно проармянскую.

Прости, мой ответ вышел слишком длинным. Но это только потому, что ты действительно задел меня своим комментарием за живое. Да и сама тема – слишком живая, слишком больная, слишком затрагивающая базовые представления о добре и зле, о справедливости и несправедливости – мои, во всяком случае. Надеюсь, что наше несогласие друг с другом по карабахской теме никак не затронет ни наше единомыслие по другим вопросам, ни нашу дружбу. Потому что споры – это нормально. Без них нет жизни. Обнимаю тебя!

Ваша поддержка будет оценена!

Если Вам понравился этот материал и Вы хотели бы поддержать мою работу, Вы можете сделать это, оформив платную подписку на мой блог на американской платформе Patreon (от $3 в месяц) или на российской Boosty (от 150₽ в месяц). Ваша платная подписка даст Вам ранний или эксклюзивный доступ к материалам только для подписчиков, а мне – возможность уделять больше времени на создание новых текстов и подкастов для Вас. Чтобы посмотреть блоги и оформить подписку, нажмите на одну из кнопок ниже. Заранее спасибо!