Большой крокодил в СИЗО. – Дунька-толстопятая. – Интимные подробности бегства президента. – Упавшие с полки. – This is again Radio Yerevan.

На уходящей неделе прогрессивная общественность смогла, наконец, увидеть А. Г. Лукашенко в тюрьме. К сожалению, правда, не в роли подследственного, а в роли террориста, лично спустившегося в подвал к захваченным заложникам, чтобы поговорить с ними о судьбах Отечества, а заодно и об их собственной судьбе в этом контексте. Трудно как-то иначе трактовать эти, с позволения сказать, «переговоры», проведенные белорусским диктатором в минском СИЗО КГБ с участием содержащихся там активистов оппозиции, включая снятого с дистанции кандидата в президенты В. Д. Бабарико. При этом сам Александр Григорьевич весьма неосторожно уподобил себя покойному руководителю южноафриканского режима апартеида П. В. Бота по прозвищу «Большой крокодил», заявив в беседе с плененным Виктором Дмитриевичем: «Бота к Манделе в тюрьму не приходил, а я вот, видишь, пришел к тебе». Неизвестно, о чем шли эти длившиеся четыре с половиной часа переговоры и чем они завершились, поскольку их участники, как сообщалось, единодушно решили не предавать сей предмет гласности.

Потрясенная таким беспрецедентным форматом переговоров, российско-белорусская общественность уже затянула было привычную песню про зверские пытки, которыми узников вынудили-де сесть за один стол с Александром Григорьевичем, но всё опять, как всегда, испортила М. А. Колесникова, нынешний лауреат переходящего звания «белорусской Жанны Д’Арк». Ее не было на встрече, однако это знаковое отсутствие, как оказалось, было вызвано отнюдь не тем, что не в меру старательные лукашенковские бургундцы преждевременно сожгли Штутгартскую девственницу во дворе жодинского следственного изолятора, и даже не тем, что испуганный властитель не стал приглашать столь опасную собеседницу, а всего лишь тем обстоятельством, что, получив приглашение на тюремную встречу с Лукашенкой, прозорливая Мария Александровна, в отличие от прочих оппозиционеров во узах сущих, пожала плечами и сочла для себя неприемлемым и политически вредным участвовать в столь странном мероприятии, о чем и не замедлила объявить своим расстроенным тюремщикам.

Между тем, остающаяся на свободе, хоть и за пределами Беларуси, предыдущая носительница титула «почетной Жанны Д’Арк», а именно – выигравшая президентские выборы С. Г. Тихановская, продолжала смелеть и наращивать собственную популярность. После того, как со Светланой Георгиевной встретилась Ангела Меркель, уже ко всему привычная после встречи с А. А. Навальным, популярность эта достигла таких высот, что среди предприимчивых жуликов стало модным выдавать себя за г-жу Тихановскую. Во всяком случае, жертвами таких жуликов стали 6 октября депутаты датского Фолкетинга, устроившие телемост со знаменитой белорусской воительницей и лишь спустя сорок минут после его начала, услышав поразительные вопросы собеседницы о датских зоо-борделях, где якобы можно «изнасиловать черепаху», поняли, что на том конце провода находится кто угодно, но только не Светлана Георгиевна. Приключившийся конфуз заставил комментаторов в соцсетях немедленно припомнить эпизод из «Истории одного города», описанный М. Е. Салтыковым-Щедриным:

Но к полудню слухи сделались еще тревожнее. События следовали за событиями с быстротою неимоверною. В пригородной солдатской слободе объявилась еще претендентша, Дунька-толстопятая, а в стрелецкой слободе такую же претензию заявила Матренка-ноздря. Обе основывали свои права на том, что и они не раз бывали у градоначальников «для лакомства». Таким образом, приходилось отражать уже не одну, а разом трех претендентш.

Ревнивый Александр Григорьевич не мог, разумеется, спокойно взирать на рост популярности своей конкурентки и попытался неуклюже примазаться к славе г-жи Тихановской, совершенно не по-джентльменски поведав urbi et orbi о некоторых якобы имевших место интимных подробностях бегства Светланы Георгиевны в Литву сразу же после выборов:

В целом, просьба была одна: “Пожалуйста, передайте президенту, я хочу уехать из Беларуси, будет беда”. Ну, мы понимали, что может быть беда. И я отдал распоряжение, мы под охраной, по ее желанию, с людьми, которые она попросила, чтобы ее сопровождали, вывезли ее в Литву, к детям. И когда она сказала, что у нее нет денег для того, чтобы там прожить, я распорядился – с госпредприятия взяли 15 тысяч долларов и ей отдали. “Большое спасибо вам”, на шею, плакала… Вывезли.

Не то чтобы поиздержавшийся и мучимый похмельем г-н Лукашенко требовал от неожиданно уехавшей на картошку в Литву Светланы Георгиевны вернуть ему злосчастные пятнадцать тысяч, наподобие героя кинокомедии «Афоня»:

– Афоня! Эй, друг, крикни Афоню.
– Его нет.
– А где он?
– А он уехал.
– Как уехал?!
– На картошку.
– Не люблю я таких людей… А ты кто такой?
– Я? Родственник. Дальний.
– Гони рубль, родственник, мне Афоня рубль должен был!

Но все-таки ситуация, по мнению многих, требовала, так сказать, некоторого прояснения. Однако, к вящему удивлению наблюдателей, за этими сенсационными откровениями обманутого и брошенного Александра Григорьевича отнюдь не последовало никаких опровержений со стороны «Избранного Президента Республики Беларусь Светланы Тихановской» (именно так она с некоторых пор стала именоваться на своем сайте): ни в виде заявлений для прессы, ни в виде официальных сообщений на сайте, ни даже в виде какого-нибудь мимолетного твита или фейсбучного поста.

Вместо этого не на шутку разошедшаяся Светлана Георгиевна в среду предъявила г-ну Лукашенко ультиматум, в котором надменно известила своего противника, что у того есть 13 дней на то, чтобы заявить о своем уходе, прекратить насилие на улицах и освободить всех политзаключенных. Если же Александр Григорьевич, паче чаяния, дерзнет ослушаться, то ему, по словам г-жи Тихановской, придется столкнуться с тем, что вся страна опять «мирно выйдет на улицы с народным ультиматумом», 26 октября начнется забастовка на всех белорусских предприятиях, а граждане перестанут покупать товары и услуги у государства.

Тот факт, что вконец обидевшийся диктатор никак не отреагировал на сей дерзкий вызов со стороны спасенной им женщины, не вызвал ни у кого удивления. Однако то, что вслед за этим ультиматумом, прозвучавшим из Вильнюса, также не последовало никакой реакции от соратников и единомышленников г-жи Тихановской в самой Беларуси, заставило комментаторов начать задаваться вопросами, насколько выполнимыми в реальности окажутся эти многообещающие угрозы в духе М. К. Ганди и Дж. Шарпа, что именно заставит прекратить бросить работу белорусских трудящихся, если они не сделали этого раньше, в разгар противостояния, и где белорусские потребители будут приобретать необходимые им товары и услуги, если основным их поставщиком в стране остается именно государство.

Россияне же, прежде неотрывно и крайне эмоционально следившие за бесконечными хороводами, которые белорусы водили вокруг А. Г. Лукашенко, кажется, несколько охладели к делам западных соседей. Тем более, что дела, творившиеся уже почти три недели у куда более горячих соседей южных, закавказских, требовали от сострадательных русских либералов гораздо большей эмоциональной вовлеченности.

Справедливости ради, правда, следует сказать, что первоначальный откровенно проармянский и антитурецкий подъем, продемонстрированный две недели назад такими столпами отечественной освободительной мысли, как сатирик В. А. Шендерович, по мере продвижения азербайджанских войск и освобождения ими все новых территорий оккупированного Карабаха, сменился более миролюбивыми и печальными пацифистскими ламентациями, подобными тому, что написал у себя в Фейсбуке журналист М. Л. Гохман, во время оно – соратник члена комитета «Карабах» Г. В. Старовойтовой и друг армянских националистов, борющихся за свободу Арцаха:

То, что происходит сейчас в Карабахе — ужасно. Гибнут уже дети и даже внуки тех, кто погибал там в начале девяностых. И выхода по-прежнему нет.

И Михаил Львович, и другие русские печальники карабахского конфликта продолжали при этом упорно не замечать настежь распахнутых дверей с надписью «Выход», игнорируя тот непреложный факт, что для прекращения этой войны Еревану достаточно всего лишь согласиться на выполнение четырех резолюций ООН по Карабахскому конфликту и объявить о дате вывода своих войск с оккупированных территорий Азербайджана.

В качестве же единственного довода о невозможности такого выхода они предлагали «вспомнить Сумгаит», имея в виду погромы со многими десятками жертв, прошедшие 27-29 февраля 1988 года в этом индустриальном бакинском гетто, во множестве населенном люмпенизированными и уголовными элементами, а также размещенными там беженцами, прибывшими из Армении и Нагорного Карабаха. Удивительным образом при этом начисто забывались предшествующие события – начиная от нападений на азербайджанцев в Кафанском районе Армении еще в ноябре 1987 года и заканчивая односторонним провозглашением выхода Нагорно-Карабахской автономной области из состава Азербайджанской ССР на сессии областного совета народных депутатов 21 февраля 1988 года в Степанакерте, равно как и события последующие, в частности – резня в Ходжалы, где армянскими солдатами в феврале 1992 были убиты сотни мирных азербайджанцев, включая женщин и маленьких детей.

Подобные избирательные провалы в памяти этих «пацифистов» нельзя, пожалуй, не сравнить с теми симптомами, на которые в кинокомедии «Джентльмены удачи» жаловался своим подельникам мнимый А. А. Белый по кличке «Доцент»:

– Что? Не помнишь ничего?
– Не помню… В поезде я с полки упал, башкой вниз. Ударился. Тут помню, тут – ничего…
– Обзовись!
– Век воли не видать. Суд помню. Как шлем брали – помню. В середине – отрезало.

Главное же, на что все эти недели продолжали закрывать глаза как воинственные русские «защитники Арцаха», так и «пацифисты» всех национальностей – так это на тот факт, что азербайджанская армия с самых первых часов своего наступления в Карабахе упорно не желала воевать с мирными жителями, сосредоточившись на ударах беспилотниками и другим «умным оружием» по укреплениям и боевой технике противника, в то время как Армения раз за разом подвергала обстрелу баллистическими ракетами SCUD спящие жилые кварталы Гянджи и других азербайджанских городов, находящихся за многие десятки километров от линии фронта, убивая и калеча ни в чем не повинных мирных жителей, и походя в этом все более и более на самых настоящих террористов из «Хамаса».

Что же касается официального Еревана, то на этой неделе он продолжал на все лады развлекать уважаемых радиослушателей, не хуже западногерманской панк-дивы Нины Хаген:

This is again Radio Yerevan, my name is Hans Ivanovich Hagen, and this is the news!

В частности, армянский премьер Н. В. Пашинян, испытывающий, по всей видимости, лютую зависть к своему прославленному соплеменнику Е. В. Петросяну, навеки пленившему сердца не слишком взыскательных российских ценителей юмора, выступил на этой неделе с новыми комическими куплетами, поведав ошеломленной публике, что Запад предает армянский народ, заключив новую Мюнхенскую сделку с агрессором и взращивая нового Гитлера. Осталось не очень понятным, кого Никол Ваганович прочит на роль нового Гитлера – то ли непосредственно И. Г. Алиева, то ли все-таки его более могущественного союзника Р. Т. Эрдогана.

Однако западные наблюдатели не стали ломать голову над этой сложной системой художественных образов, придя к единодушному мнению, что исполняемые армянским премьером куплеты в любом случае предназначены лишь для внутренних пропагандистских целей. И, надо сказать, ошиблись, поскольку недооценили широту и отзывчивость русской души, в которой, как оказалось, живущая в ней Внутренняя Армения широко простирается, нисколько не стесняя обретающуюся внутри этой же души Внутреннюю Монголию. Неожиданным образом, строфы про Мюнхен и нового Гитлера в первую очередь нашли живейший отклик именно в этой, русской, душе, а вовсе не в душах подведомственных тов. Пашиняну армян, некоторые из которых уже начали приходить к очень неприятным для ереванского начальства выводам, как это сделал на уходящей неделе один армянский пользователь Фейсбука из России, написавший у себя на странице:

Сразу оговорюсь: те армяне, которые имеют иную точку зрения – можете пиздовать в Нагорный Карабах и там показывать свою силу. А теперь – что я хотел бы сказать, как патриот своей нации и человек, который пережил ещё ребёнком кровавые события в Баку. Карабах надо отдать Азербайджану, и как можно быстрее, как оно по закону. Перестать Армении вспоминать свою древность, потому как древность должна характеризоваться мудростью, а совсем не мудро подвергать свой народ опасности и закрывать глаза на то, что молодые ребята умирают за клочок земли, который никак не сравнишь с человеческой жизнью. Армения не готова к противостоянию, не имея ничего: ни денег, ни техники, ни дипломатической уверенности и грамотности в переговорах (Пашинян их проиграл). Все что он может сделать сейчас – это уйти, если он хочет сохранить народ. Перевезти армян из Карабаха и расселить в высотках, которые пустые в центре Еревана, а также сосредоточится на работе внутри страны. В пример ему – Саакашвили, пусть посоветуется с ним, если голова журналиста не дотягивает до здравого смысла. Банить никого не буду: можем общаться, друзья армяне. Но ещё раз повторюсь: для меня судьба моего народа имеет значение большее, чем земля в Карабахе! Со своей древней историей направо, мне похуй.

Ваша поддержка будет оценена!

Если Вам понравился этот материал и Вы хотели бы поддержать мою работу, Вы можете сделать это, оформив платную подписку на мой блог на американской платформе Patreon (от $3 в месяц) или на российской Boosty (от 150₽ в месяц). Ваша платная подписка даст Вам ранний или эксклюзивный доступ к материалам только для подписчиков, а мне – возможность уделять больше времени на создание новых текстов и подкастов для Вас. Чтобы посмотреть блоги и оформить подписку, нажмите на одну из кнопок ниже. Заранее спасибо!