Бесноватый раб божий. – Дефлопе по-мински. – Жаль, подмога не пришла, подкрепленье не прислали. – Хор мальчиков-ибунчиков.

Обозреваемая нами неделя началась с того, что в минувшее воскресенье белорусский правитель А. Г. Лукашенко, которому подведомственное народонаселение столь драматическим образом отказало в доверии на прошедших 9 августа президентских выборах в этой стране, задумал померяться митинговой потенцией со своими неразумными согражданами, отмобилизовав по всем белорусским городам и весям работников бюджетных предприятий и прочий зависимый от него люд. Рекрутированных таким способом людей подлого сословия свезли на казенных автобусах в центр Минска, где Александр Григорьевич, облаченный под летней рубашкой в бронежилет, выступил с поистине зажигательной речью. 

Сначала, по традиции, рассказав слушателям про «трактор и мотор» (выражаясь словами западногерманской панк-певицы Нины Хаген), а также об иных достижениях колхозного строительства за годы его правления, г-н Лукашенко перешел затем к главному вопросу, обрушившись на «небольшую кучку молодежи минской», требующую свободы: «Вы хотите свободы? Вы хотите перемен? Вы хотите реформ?» Удовлетворившись нестройным хором голосов, отвечавших ему «Нет, не надо нам! Батьку, батьку!», оратор вспомнил свой опыт работы инструктором политотдела и замполитом воинской части погранвойск КГБ СССР, а также ответственным секретарем районной организации Всесоюзного общества «Знание» и секретарем парткома колхоза имени Ленина: «Кто-то хочет новых выборов. За окно посмотрите! Танки и самолеты на взлете в пятнадцати минут от наших границ! Натовская войска лязгают гусеницами у наших ворот! Приказывают провести нам новые выборы! Нам предлагают солдат НАТО – чернокожих, желторотых и белобрысых! Нас хотят одеть в лапти и погонять плеткой!»

Нарисованная г-ном Лукашенко апокалиптическая картина белобрысых негров в натовской сбруе, погоняющих БДСМ-плеткой обутых в лапти белорусов, произвела настолько сильное впечатление на сердобольных граждан, что, как рассказывают очевидцы, в храме города Лиды некая набожная женщина в тот же вечер обратилась к священнику с вопросом, можно ли молиться за бывшего президента Беларуси. Получив от батюшки осторожный ответ, что молиться можно даже за животных, а за президента лучше подать индивидуальную записку, добрая прихожанка сию же минуту и заказала в письменном виде «сорокоуст о здравии бесноватого раба божьего Александра».

Закончил же свое выступление бесноватый раб божий пророческим предостережением: «Мы – лакомый кусок для них, но кусок небольшой, скушают и не подавятся». Кусок и правда получился совсем небольшой, учитывая численность обывателей, согнанных для выражения поддержки г-ну Лукашенко, которая составила по разным оценкам от двух до десяти тысяч человек. Даже, можно сказать, совсем маленький – по крайней мере, по сравнению с митингом, на который двумя часами позже на том же месте собралось не менее 200 тысяч противников Александра Григорьевича. А учитывая еще и то обстоятельство, что каждый сторонник действующего президента, привезенный на площадь, обошелся бюджету в 20% от размера его, сторонника, ежемесячной зарплаты, выплаченных, по свидетельствам самих трудящихся, за участие в митинге, то кусочек этот вышел еще и весьма недешевым. Практически – как то самое дефлопе, воспетое в знаменитой кинокомедии Д. В. Дьяченко «О чем говорят мужчины»: «И мне приносят вот такую тарелку, на которой лежит вот такое дефлопе. А тарелка такая огромная, вероятно, чтобы подчеркнуть, что дефлопе на земле очень мало, и что оно очень дорогое, и что вот этого ‘мало’ достаточно, чтобы оно стоило 64 доллара».

Однако собравшаяся под бело-красно-белыми флагами в центре белорусской столицы «небольшая кучка минской молодежи» в количестве – по разным оценкам – от 200 до 300 тысяч человек, то есть каждый седьмой житель двухмиллионного Минска (если считать вместе с грудными младенцами и глубокими старцами, заставшими еще времена Белорусской Народной Республики), хотя и не уступала по численности самым многолюдным митингам второго киевского Майдана, но, увы, отнюдь не имела столь же ощутимых последствий. Вопреки более чем обоснованным опасениям притихших силовиков и напуганных чиновников, уже ищущих глазами, какой новой власти они могли бы присягнуть, кроткие белорусские протестующие ограничились размахиванием воздушными шариками, не предприняв никакой попытки ни захватить правительственные здания, ни блокировать их, ни даже расположиться табором на центральной площади столицы вплоть до выполнения своих требований. Даже предпринятая было попытка освободить арестованных и избитых участников протеста, до сих пор содержащихся в тюрьме Окрестино, была предотвращена силами каких-то доброхотов из рядов самих протестующих, натурально повернувшихся своими пятыми точками в сторону тюрьмы и, взявшись за руки, образовавших цепь, чтобы не допустить насилия по отношению к перепуганным и, по всей видимости, даже безоружным милиционерам, охранявшим хлипкие тюремные ворота. В общем, весело покричав в адрес президента Лукашенко «у-ха-ди!», протестующие дисциплинированно разошлись по домам. Причиной такой странной нерешительности, по мнению наблюдателей, стал широко известный фенОмен, воспетый еще В. С. Высоцким: «Мы не сделали скандала, // Нам вождя не доставало.  // Настоящих буйных мало, // Вот и нету вожаков».

И действительно, все попытки найти хоть каких-то более-менее ответственных вожаков у этого безлидерного протеста до боли напоминали поиск свидетелей, предпринятый находчивым О. И. Бендером на месте задержания мнимого слепого М. С. Паниковского: «Кто свидетели? Вы – свидетель? Попрошу, граждане свидетели, записываем адреса, фамилии, служебные и домашние телефоны! Ну-ка, запишемся! Проявим сознательность, гражданскую активность, исполним свой гражданский долг! Где же свидетели? Товарищи, кто свидетель? Хулиганам не место в нашем городе, надо покончить с хулиганством…»

Между тем, сбежавшая из Минска в Литву С. Г. Тихановская, избранная гражданами на выборах 9 августа, продолжала демонстрировать свое явное нежелание покончить с хулиганством приспешников г-на Лукашенко ни в городе Минске, ни во всей вверенной ее президентскому попечению многострадальной белорусской державе, кажется, по-прежнему пребывая под впечатлением от того внушения, которое было сделано ей в кабинете председательницы ЦИК Л. М. Ермошиной на следующий день после выборов. Дело, по всей видимости, дошло до того, что ближайшее окружение г-жи Тихановской вынуждено было в обратиться к ней в столь же грубоватой манере, в которой некогда граф П. А. Пален адресовался к молодому наследнику российского престола Александру Павловичу, расстроенному судьбоносным применением знаменитой табакерки и шарфика в отношении его царствующего батюшки: «Довольно ребячиться, ступайте царствовать и покажитесь гвардии».

Увещевания эти, кажется, все же возымели некоторое действие, пусть даже и не вполне то, которое ожидалось. Царствовать – сиречь приносить чаемую от нее президентскую присягу и издавать эдикты – пугливая и робкая как серна Светлана Георгиевна по-прежнему не стала, но гвардии все же показалась, записав очередное видеопослание к белорусам, в котором, впрочем, выразила готовность сделаться для своего народа отнюдь не избранным президентом, а чем-то вроде владычицы морской с неясными полномочиями и неопределенной ответственностью: «Я готова принять на себя ответственность и выступить в этот период в качестве национального лидера с тем, чтобы страна успокоилась, вошла в нормальный ритм. Чтобы мы освободили всех политзаключенных и в кратчайшие сроки подготовили законодательную базу и условия для организации новых президентских выборов». 

Наблюдатели тут же обратили внимание, что, хотя стремление «успокоить страну и ввести ее в нормальный ритм», вне всякого сомнения, не вызовет никакого противодействия со стороны стремящегося ровно к тому же самому А. Г. Лукашенко, то остается совершенно непроясненным, каким именно способом виленская владычица, отказавшаяся внять предостережениям В. И. Ленина о том, что «оборона есть смерть восстания», собирается добиваться освобождения политзаключенных, не говоря уже законодательной базе для новых президентских выборов, учитывая, что белорусский парламент фактически состоит из назначенцев г-на Лукашенко чуть менее, чем полностью.

Некоторый ответ на эти вопросы, возможно, призван был, по замыслу авторов затеи, дать учрежденный тремя днями позже некий «Координационный совет», в задачу которого входило бы, как выразилась объявившая о создании этого совета С. Г. Тихановская, «обеспечить трансфер власти» и в который должны войти «представители гражданского общества, уважаемые и известные белорусы». Лицом этого нового совета стала, естественно, самая уважаемая в республике гражданка: давным-давно проживающая за пределами страны писательница С. А. Алексиевич – Нобелевский лауреат и божий одуванчик, неизменно выступающая за все хорошее и против всего плохого. Едва собравшись на свою первую пресс-конференцию, совет этот выступил с целым набором расплывчатых благопожеланий самого бесспорного и, в то же время, общего свойства, после чего приступил к долгой и ответственной процедуре формирования внутри себя своего собственного Президиума. Все это произвело настолько тягостное впечатление на публику, что известный российский оппозиционер И. В. Пономарев, проживающий ныне в украинской эмиграции, но хорошо помнящий московские протесты 2011-2012 годов, утопленные в болоте бесконечной говорильни и топтаний с шариками за полицейскими загородками, воскликнул в сердцах: «Хорошее дело Координационным советом не назовут».

И в самом деле, все вышеперечисленные шаги со стороны оппозиции до такой степени «успокоили страну и ввели ее в нормальный ритм», что оправившийся от первоначального испуга А. Г. Лукашенко воспрял духом и даже отправился выступать перед трудящимися одного из минских заводов, где то ли началась, то ли только планировалась антиправительственная забастовка, завершив свой произнесенный там спич форменным глумлением над бесплодно протестующими гражданами: «Спасибо, я сказал всё, можете кричать ‘уходи’». А в это время наиболее пессимистично настроенные участники протестов, залечивая полученные от омоновцев раны, грустно напевали вслед за Б. Б. Гребенщиковым: «Жаль, подмога не пришла, // Подкрепленье не прислали. // Что ж, обычные дела: // Нас с тобою наебали».

Между тем, минские уроки, кажется, хорошо усвоили за тысячу километров от белорусской столицы, а именно в Москве, где обитатели всех без исключения кремлевских башен быстро сообразили: если А. Г. Лукашенко, кажется, и на этот раз удалось избежать не только печальной участи румынского вождя Николае Чаушеску, но даже и гораздо более привлекательной судьбы нынешнего жителя подмосковного элитного дачного поселка Барвиха В. Ф. Януковича, то произошло это благодаря лишь тому счастливому для Александра Григорьевича обстоятельству, что во главе протеста, лишенного каких бы то ни было лидеров, оказались случайные и абсолютно непригодные для этой роли домохозяйки из Москвы и флейтистки из Штутгарта. Российская же ситуация, характеризующаяся наличием здесь популярного и, по сути, единственного оппозиционного лидера, обладающего работающей структурой и эффективными механизмами самофинансирования, способного вывести десятки тысяч людей на площади одновременно чуть ли не всех крупных российских городов, даже на взгляд самого политически неискушенного зрителя кардинальным образом отличается от белорусской. И ситуация эта, в преддверии намеченного на 13 сентября Единого дня голосования с не до конца ясными для власти последствиями, явно требовала каких-то решительных шагов. 

Похоже, что шаги эти были предприняты уже в четверг утром, когда едва не обжегшиеся на белорусском молоке, с такой силой подули на отечественную воду, что совершавший поездку в Томск А. А. Навальный, выпив перед посадкой в самолет чаю в томском аэропорту, уже через пару часов оказался в состоянии комы в реанимации больницы скорой помощи № 1 города Омска, где самолет с политиком совершил вынужденную посадку. Отравление российского оппозиционера неизвестным ядом – а именно такую вероятную версию происшедшего выдвинули и сторонники г-на Навального, и его супруга – стало топ-новостью во всем мире, где хорошо помнят и неудачное отравление А. С. Политковской за два года до ее убийства (тоже чаем и тоже в самолете), и полониевые чаепития А. В. Литвиненко в компании с А. К. Луговым, и экстремальные туристические маршруты в Оксфорде гг. Чепиги и Мишкина.

Конечно же, сейчас еще рано делать какие-то выводы об этой истории, и пока нам остается лишь пожелать Алексею Анатольевичу выжить и скорейшим образом поправиться, оставив тему предполагаемого отравления оппозиционного политика по меньшей мере до следующей недели. Однако уже сегодня нельзя не восхититься тем разноголосым хором мальчиков-ибунчиков, участники которого второй день кряду на все лады уверяют друг друга, что г-н Навальный все равно является и агентом кремлевской охранки, и алкоголиком-наркоманом, и злостным симулянтом-провокатором, и одновременно – «сакральной жертвой», принесенной его коварными сторонниками. При этом в безумной полифонии этого хора, где воедино сплелись голоса и официозных СМИ, и платных прокремлевских троллей, и совершенно искренних и бескорыстных ненавистников оппозиционного лидера, особенно смешным образом выделяется поющий а-капеллой дискант с нарочитым украинским акцентом, принадлежащий известному российско-украинско-израильскому куплетисту А. А. Бабченко, выводящий сольную арию с хорошо различимыми словами: «Крымский бутерброд», «Поделом», «Бегите, глупцы», и, конечно же, неизменное «Дети макаронинку просят».

Иллюстрация: Иероним Босх. Извлечение камня глупости

Ваша поддержка будет оценена!

Если Вам понравился этот материал и Вы хотели бы поддержать мою работу, Вы можете сделать это, оформив платную подписку на мой блог на американской платформе Patreon (от $3 в месяц) или на российской Boosty (от 150₽ в месяц). Ваша платная подписка даст Вам ранний или эксклюзивный доступ к материалам только для подписчиков, а мне – возможность уделять больше времени на создание новых текстов и подкастов для Вас. Чтобы посмотреть блоги и оформить подписку, нажмите на одну из кнопок ниже. Заранее спасибо!