О том, как в Минске под мостом поймали Вагнера с хвостом. – Неуместные вопросы твиттер-президента. – В Москве охуительно нюхать, в Хабаровске лучше молчать. – Бойцовые гуси в Лианозово как последняя надежда российского бюджета. – Исторический человек О. Е. Романова и квартирный вопрос.

Сюжетом номер один уходящей недели явились, бесспорно, беспрецедентные драматические события, разыгравшиеся в коридорах пансионата «Белорусочка» неподалеку от Минска, где неожиданно обнаружились 33 русских богатыря, «севших не в ту цистерну» (по остроумному замечанию Е. Шестакова). Вернее сказать, они не обнаружились сами по себе, а были обнаружены и сданы в компетентные органы бдительными коридорными, которые обратили внимание, что туристы с российскими паспортами находятся в необъяснимо трезвом состоянии, ведут себя тихо, срамных песен не орут, в шахматы на раздевание с постояльцами не играют и мебель в номерах не ломают.

Туристы в одних трусах были задержаны белорусским КГБ, поспешившим объявить, что схваченные являются наемниками из «частной военной компании Вагнера» и прибыли в страну для свержения законного президента, хотя из России тут же раздались различные полуофициальные голоса, утверждавшие, что эти «дикие гуси» летели по своим гусиным делам вовсе не в Минск, а транзитом «в Африку чи якусь Гвіану йобану», выражаясь словами украинского драматурга А. С. Подервянского. Сами же заблудившиеся спортсмены, хотя и потрясали авиабилетами до Стамбула, будучи допрошены в КГБ, дали противоречивые показания: 11 из них собирались лететь в Венесуэлу, еще 15 человек направлялись в Турцию, двое на Кубу, один в Сирию, а еще один вообще не знал, куда летит.

Против пойманных наемников немедленно возбудили уголовное дело о подготовке теракта, заставив комментаторов четвертый день кряду ломать голову относительно природы этого загадочного явления: то ли В. В. Путин действительно решил отправить к политически захворавшему А. Г. Лукашенко своих докторов, а белорусский президент таким дерзким образом от госпитализации отказался, то ли хитрый Александр Григорьевич вероломно схватил привычно шастающих туда-сюда через Беларусь транзитом вагнеровцев, чтобы продемонстрировать избирателям внешнюю угрозу, для преодоления которой следует надлежащим образом сплотиться на выборах вокруг обладающего 3-процентным рейтингом диктатора. 

Дополнительную пикантность ситуации придало еще и то обстоятельство, что с некоторыми участниками этой странствующей труппы, ранее гастролировавшими в Донбассе, страстно желают пообщаться украинские компетентные органы, а у белорусских правоохранителей, если они всерьез арестовали иностранных наемников, нет решительно никаких оснований отказать своим украинским коллегам в эдакой малости. Так или иначе, интрига обещает скоро проясниться – по всей видимости, не далее как после президентских выборов, что должны состояться в Беларуси 9 августа.

Удивлял мир на этой неделе не только хворый белорусский диктатор, но и неизменно жизнерадостный здоровяк – президент США Д. Трамп, в одно прекрасное утро настучавший твит, в котором предложил ни больше ни меньше, как перенести на неопределенный срок президентские выборы в Америке. Учитывая, что с 1845 года президентские выборы в этой стране всегда проходили «во вторник после первого понедельника ноября», в том числе во время гражданской и двух мировых войн, не говоря уже о таких мелочах, как моровые эпидемии и великие депрессии, и что изменить этот конституционный порядок не под силу ни одному президенту, а только обеим палатам Конгресса, публика стала резонно задаваться вопросом, что стоит за этой выходкой экстравагантного обитателя Белого дома: действительно ли намерение устроить 3 ноября хаос вместо выборов, либо желание отвлечь внимание от опубликованных накануне данных о плачевном состоянии трампономики, или же речь идет об обычном рефлекторном отправлении любого интернет-тролля, проснувшегося и обнаружившего уменьшение числа возмущенных рожиц под своими постами. Впрочем, уже на следующий день теребунькающий на твиторе президент единственной сверхдержавы мира поспешил замять разгорающийся скандал, умиротворяя стоящих в очереди перед ним (судя по опросам) кандидатов: «Граждане, я только спросить хотел».

Если по ту сторону океана политическая жизнь, как всегда, била ключом, то в российских унылых палестинах все оставалось тихим и скучным. Пейзаж не способны были оживить даже ставшие уже рутиной многотысячные протесты в Хабаровске, где жители продолжили отвергать присланного им из Москвы нового, свежевымытого в бане губернатора из числа особ, во всех смыслах приближенных к телу лидера ЛДПР В. В. Жириновского. Некоторое оживление, правда, едва не случилось, когда центральные власти, рассудив, что один клоун хорошо, а два лучше, отправили на подмогу своему назначенцу популярного артиста неподцензурного жанра С. В. Шнурова, известного своими категоричными (хотя, судя по всему, и уместными в данном конкретном случае) поэтическими обобщениями в адрес кандидатов на властные должности. Однако все дело, как всегда, испортил финансовый вопрос. Поскольку в смете этой операции не были запланированы расходы на хвалебные высказывания привлеченной знаменитости в адрес М. В. Дегтярева, неподъемные для бюджета в нынешних условиях, Сергей Владимирович, резонно рассудив, что «в Москве охуительно нюхать, в Хабаровске лучше молчать», ограничился пробежкой по улицам вслед за не ставшими его поджидать демонстрантами, после чего отбыл восвояси, так и не сотворив никаких чаямых от него знамений.

Проклятый же денежный вопрос, кажется, по-прежнему не давал спокойно спать обитателям Кремля. Жестокие и мстительные сыны жарких аравийских песков, несколько месяцев назад уронившие цены на нефть и до сих пор не желающие проникнуться страданиями своих обездоленных русских братьев во Трубе, продолжали наглядно демонстрировать, что Аллах может не только посылать деньги, как он делал это в отношении набожного чеченского сатрапа Р. А. Кадырова, но и безвозвратно их забирать. 

Ничем иным нельзя объяснить появление новой сногсшибательной инициативы правительства, внесшего на этой неделе в Госдуму законопроект о конфискации вкладов граждан, не сумевших представить убедительных доказательств законности происхождения принадлежащих им средств. Эта поистине революционная мера, возвращающая нас в славные времена, воспетые М. А. Булгаковым, возможно, и приведет к тому, что государству удастся национализировать кое-какую валюту у какого-нибудь владельца бойцовых гусей в Лианозово или найти спрятанные в вентиляции 400 долларов. Однако всего вернее, как уже поспешили предупредить эксперты, самым заметным эффектом от нововведения станет окончательный крах и без того дышащей на ладан российской банковской системы и полный переход населения на наличные и криптовалюту.

Чужое имущество на этой неделе беспокоило не только российское правительство, но и прогрессивную общественность. Обсуждение сексуальных домогательств в среде журналистского сословия, определявшее повестку дня на прошлой неделе, а также жаркие бои, разгоревшиеся вокруг эротоманских затей петрозаводского фотографа-воспитателя на неделе позапрошлой, уступили место новому скандалу – по ставшему уже хрестоматийным в Москве квартирному вопросу. В центре этого скандала оказалась известная предпринимательница на ниве правозащитной деятельности О. Е. Романова, про которую, как и про персонажа поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души», можно, пожалуй, сказать, что она является в некотором отношении историческим человеком.

Имеет смысл напомнить читателю об истории, приключившейся в 2012 году, когда Ольга Евгеньевна, выступая в роли «Яндекс-кошелька оппозиции», вынуждена была выслушивать многочисленные вопросы взволнованных жертвователей о судьбе нескольких миллионов рублей, остававшихся в кошельке после очередного митинга. Эти вопросы привели г-жу Романову в такой гнев, что она выступила с заявлением: «Тем, кто жалуется, что нет финансовой отчетности, которую я обещала, я могу ответить одно. Все мы понимаем, кто такие боты и тролли (…) Я больше не буду оргкомитетом – это точно. Кому и как передать кошелек – решайте сами. А меня вы все за*бали со своими хотелками». В сданном г-жой Романовой электронном кошельке, впрочем, никаких средств не обнаружилось – что вызвало у некоторых недоброжелателей аналогии с воспетой И. А. Ильфом и Е. П. Петровым промысловой артелью химических продуктов «Реванш», в которой удалось найти лишь «жидкость, по вкусу, цвету и химическому содержанию напоминавшую обыкновенную воду», а также заплаканного мальчика с ведром в руке. Как пояснила бывшая распорядительница оппозиционных закромов, деньги были украдены. Оппозиции же не оставалось ничего иного, как, вздохнув, занести их «в банковские и трестовские книги на счет прибылей и убытков, и именно в тот раздел этого счета, который ни словом не упоминает о прибылях, а целиком посвящен убыткам».

Самым недавним скандалом, вновь привлекшим внимание публики к персоне О. Е. Романовой, стал судебный процесс в начале лета этого года о нарушении трудовых прав между возглавляемой ею некоммерческой организацией «Русь Сидящая», которую Ольга Евгеньевна создала в 2008 году в ходе защиты своего мужа – осужденного за мошенничество предпринимателя А. А. Козлова, и уволенным из «Руси Сидящей» гражданином Д. Идрисовым, которого в прессе аттестуют как «петербургского правозащитника». По результатам этого суда организация, успевшая, как утверждают злые языки, за время своего существования реализовать достаточное количество правозащитных рогов и копыт, прекратила свое существование, дабы не выплачивать деньги, присужденные в качестве компенсации истцу.

И вот – новая напасть: в минувшую среду российский сегмент Фейсбука взорвало постом, опубликованным сыном г-жи Романовой Дмитрием, в котором тот обвинил мать в тайной продаже принадлежащей ему одной московской квартиры и доли в другой, а также в присвоении вырученных от продажи двух с половиной миллионов рублей (по крайней мере, именно такая сумма официально фигурировала в договорах купли-продажи). Сама О. Е. Романова, заявив, что таким способом она «лишила сына наследства» и что теперь ей не хочется жить, совершила символическое самоубийство, выпилившись из Фейсбучика, после чего отправила своего адвоката представлять ее интересы не только в Таганском суде, куда обратился Д. Романов, но и в социальных сетях, где, по-видимому, понадобились угрозы судебными исками для укрощения наиболее ретивых комментаторов. Надо сказать, впрочем, что большинство пользователей, принявших живейшее участие в обсуждении этой истории, особенно женская их часть, выразили в этой ситуации свое неподдельное сочувствие защитнице сирых и гонимых, особо упирая на то обстоятельство, что Ольга Евгеньевна ранее подарила г-ну Романову не только злополучную квартиру, но и саму жизнь. Что ж, нельзя не признать справедливость подобных рассуждений, обратив заодно внимание на чрезвычайную доброту и человеколюбие оскорбленной матери, поскольку из всего подаренного она забрала назад только квартиру, щедро оставив жизнь впавшему в немилость сыну.