Известие о том, что Google закрыл Youtube-канал «Царьград ТВ» бизнесмена-патриота Константина Малофеева, произвело эффект булыжника, брошенного в застоявшееся болото российского политикума. В то время как одни, торжествующе вздымая указующий перст, злорадно приветствовали курощение супостата, другие принялись страстно анафематствовать «цензуру» во всех ее проявлениях.

Однако имеет ли это всё отношение к реальности? Мне представляется совсем простая штука: не следует плодить сущее без надобности. Если Google поясняет, что аккаунт закрыт из-за санкций, то, быть может, так и есть? И, вещай он только о котиках, его все равно постигла бы подобная судьба?

Но почему только сейчас, ведь Малофеев под санкциями с 2014 года? Задающимся таким вопросом провинциалам как-то не приходит в голову, что глобальная корпорация с оборотом в 66 миллиардов долларов просто не обязана знать о существовании Петра Ивановича Добчинского, то есть, пардон, Константина Валерьевича Малофеева – пока ей не просигнализирует какая-нибудь неравнодушная общественность.