Звездой митинга на Болотной 4 февраля стал, вне всякого сомнения, заслуженный полит-узник путинского режима, несгибаемый борец с кровавой буржуазной тиранией, вождь Левого фронта – Сергей Удальцов. Начав с амикошонского обращения «дорогие мои, родные мои», по меньшей мере половину своего трехминутного выступления он посвятил обличению «Путина-гада», Медведева, Кургиняна и «всей этой шайки», которая «работает в интересах Америки». Гневно констатировав, что никого из членов шайки он не видел среди тех, кто закидывал дерьмом американское посольство в 1999 году, «когда бомбили Югославию», тов. Удальцов вспомнил, как он «лично добросил дерьмо до пятого этажа».

К сожалению, на видеозаписи в этот момент не были видны лица стоявших рядом с ним на трибуне Немцова, Явлинского, Парфенова, Быкова, Чириковой и других столпов отечественного либерализма. Не сомневаюсь, однако, что лица эти светились неподдельным удовлетворением — точно таким же, какое сочилось в тот день из уст многочисленных радиокомментаторов, умилявшихся «искренности» пламенного революционера и патриота.

Сомневаться в метательных способностях Удальцова оснований и впрямь не имеется. Не могу не вернуться мысленно на шесть с половиной лет назад, в день, когда состоялось мое «знакомство» с этим представителем российской политической фауны.

Это было 20 мая 2005 года.

Нас было шестеро — активистов Транснациональной радикальной партии. Мы пришли к посольству Кубы в Леонтьевском переулке — с кубинскими флагами и транспарантами, на которых было написано «За гражданское общество на Кубе», по-русски и по-испански. Пришли, чтобы выразить солидарность с кубинскими диссидентами и правозащитниками, собравшимися в тот день в Гаване на первую в новейшей истории Кубы «Ассамблею за гражданское общество», проводившуюся открыто, хоть и в частных домах. Чтобы выразить поддержку сотням кубинских узников совести, сидящих в тюрьмах и концлагерах «острова Свободы» за выражение «контрреволюционных» идей. Такие демонстрации у кубинских дипломатических представительств наши товарищи по Радикальной партии проводили в тот день во многих европейских городах: в Риме, Милане, Мадриде, Барселоне, Брюсселе…

Как всегда на подобных демонстрациях, рядом с нами тут же появилась дюжина экзальтированных поклонников Кастро – юных и не очень, по-видимому, мобилизованных самим посольством по линии какого-нибудь тихо доживающего свой век «общества советско-кубинской дружбы». Держа в руках плакаты «Куба – молодец» и «Хотим жить, как на Кубе», они принялись заученно скандировать: «Ленин, Кастро, Че Гевара», но при этом не переходили границ, дозволенных законом.

И тут внезапно появились «они»: шестеро молодых людей из «Авангарда красной молодежи» (АКМ), во главе с тем самым Сергеем Удальцовым. Лица, как и положено налетчикам – будь они грабителями банка или зверствующим на чеченской войне ОМОНом, закрыты платками. Красными. У всех, кроме предводителя шайки. Все произошло в мгновение ока: с криками «Руки прочь от Кубы», краснолицые набросились на нас, пытаясь выхватить флаги и порвать плакаты. При этом, надо заметить, они благоразумно проигнорировали мужчин и отдали предпочтение девушкам, своеобразно руководствуясь принципом «ladies first». Метнули и пару яиц, одно из них попало на рукав моего пиджака. (Я не стал тут же выбрасывать пиджак, как это сделал в аналогичной ситуации калифорнийский губернатор Шварценеггер. Я оставил его на память о своей первой встрече с нынешним героем антипутинской оппозиции.)

Зрелище было знакомое. Точно так же действуют на Кубе переодетые в штатское и изображающие «возмущенных трудящихся» сотрудники политической полиции, набрасывающиеся на одетых в белое жен политзаключенных, идущих молчаливым шествием по улицам Гаваны. Точно так же когда-то действовали против советских диссидентов одетые в штатское сотрудники КГБ и «комсомольских оперативных отрядов». Точно также в последние годы вели себя по отношению к российским оппозиционерам разного рода «наши», «местные», и просто переодетые сотрудники центра «Э».

Надо отдать должное охранявшим нашу демонстрацию милиционерам – они отреагировали быстро и решительно. Всего через пару минут им удалось скрутить и запихнуть в милицейскую «Газель» (правда, с нашей помощью) четверых хулиганов, включая самого Удальцова. Двоим нападавшим удалось убежать: только пятки и красные платки засверкали в конце переулка. Оно и понятно: пакостить – с закрытыми лицами, отвечать – никогда.

Вскоре на сайте удальцовского «Авангарда красной молодежи» появился и отчет о проделанной работе. Правда, и здесь «революционеры в штатском» не взяли на себя ответственность за героическую вылазку, а трусливо спрятались за образ неких «сочувствующих АКМ». Заметка эта заслуживает того, чтобы быть приведенной полностью (грамматика и пунктуация оригинала сохранены).

«Трансрадикалы» потерпели фиаско
Сочувствующие АКМ разогнали антикубинский митинг

20 мая в центре Москвы было сорвано проведение проходившего возле Кубинского посольства митинга Трансрадикальной партии «В поддержку диссидентов Гаваны». Собравшиеся возле посольства 10 человек требовали срочно «прекратить произвол и ликвидировать диктатуру Фиделя Кастро!» Граждане, сочувствующие АКМ, закидали митингующих «трансрадикалов» яйцами и другими пищевыми продуктами, после чего в культурной форме изъяла пособников США антикубинские плакаты. Подоспевшая милиция задержала мирно присутствующих на месте акции членов АКМ Сергея Удальцова, Романа Каткова, Никиту Левченко и члена СКМ Павла Тарасова. Большое рвение в помощи МВД проявил один из представителей Радикальной партии, ударив и протащив несколько метров до милицейской машины за волосы по мокрому асфальту 13-летнего Никиту. Работники МВД не только не пытались препятствовать этому, но и сами избивали молодых коммунистов. При задержании сильно избит Роман Катков. Всех задержанных отвезли в ОВД «Пресненский», где уже упомянутый представитель Трансрадикальной партии — Николай Храмов, написал заявление о возбуждении в отношении Сергея Удальцова уголовного дела. По словам «трансрадикала», Удальцов, якобы напал на него, избил и обругал матом. Лидер АКМ с иронией отнесся к попытке втянуть его в грязную провокацию. Задержанных продержали в здании ОВД до середины дня 21 мая, после чего освободили, обязав явиться в суд для рассмотрения административного материала. Следите за новыми сообщениями.

Пресс-служба АКМ

Будучи непосредственным участником описываемых событий, не могу не признать, что тогдашние анонимы из «пресс-службы АКМ» в совершенстве владели приемами художественного преувеличения, а то и просто художественного вымысла, мастерски живописуя леденящие кровь подробности: какого-то «сильно избитого» Романа Каткова, а также меня самого, волокущего 13-летнего коммуниста за волосы по асфальту. Эти писательские таланты, впрочем, с тех пор никуда не исчезли. Любители подобной литературы могут и несколько лет спустя насладиться образчиками этого жанра, с замиранием сердца читая на оппозиционных сайтах о «жесточайших избиениях» полицейскими активистов «Левого фронта» и НБП (то есть, пардон, «Другой России»).

Ровно через 48 часов после нападения у кубинского посольства я вновь увидел Сергея Удальцова. 22 мая 2005 года он стоял на трибуне «общедемократического» оппозиционного митинга в Останкино. Народу на митинге по меркам того времени было много – тысячи две, не меньше. И флагов разных – тоже много. Больше всего – красных. И лозунгов правильных — за свободу слова, против цензуры, против «путинского теледержавия» — было тоже много. С трибуны, где бок о бок «возлегли львы и агнцы» — Хакамада и Лимонов, Явлинский и член ЦК КПРФ Иван Мельников — неслись пламенные и правильные речи.

«Свобода слова и мнений должна стать средством нашего выживания! Потому что «они» уже формируют штурмовые отряды для нападения на гражданских активистов». Эти слова энергично бросал в толпу молодой человек в майке с изображением серпа, молота и автомата Калашникова, в накинутой сверху камуфляжной куртке — Сергей Удальцов, лидер «Авангарда красной молодежи».

В те дни я часто думал: какой Удальцов настоящий? Тот, который, стоя на трибуне рядом с Явлинским, раскрывал коварные планы готовящихся «нападений на гражданских активистов»? Или тот, в черной кожаной куртке, за два дня до этого руководивший погромщиками и лично нападавший на гражданских активистов? Какие из красных штурмовиков настоящие – те, что смиренно стояли рядом с белыми яблочными флагами у стен Останкино, или те, что двумя днями раньше вырывали и топтали лозунг «За гражданское общество на Кубе»?

Думаю об этом и сегодня, когда присутствие «красного охранника» Удальцова на либеральных и демократических трибунах превратилось из экзотики в столь же обязательный элемент любого оппозиционного митинга, как и рамки металлоискателей на входе, да зарешеченные фургоны в соседних переулках.

Зачем Удальцову и его хунвэйбинам либеральные демократы и правозащитники – яснее ясного. В соответствии с ленинскими заветами, эти временные буржуазные попутчики должны сами свить ту веревку, на которой их впоследствии и повесят. От либералов требуется легитимация «красных» в глазах общественного мнения, трибуна в подконтрольных либералам СМИ, наконец – просто-напросто деньги. Попутчики с возложенными на них обязанностями справляются пока хорошо. Достаточно вспомнить недавний трагикомический спектакль с «убиваемым в тюрьме Удальцовым – узником путинского режима» (слава богу, не убили: принесли его домой – оказался он живой). Все это красные исправно получают от либералов. Взамен…

А, в самом деле, что взамен? Зачем нужна либералам эта мелкая уличная шпана?

Массовка для митингов? Полноте, какую долю процента от 120 «болотных» тысяч составляют боевики Удальцова, насчитывающие в лучшем случае несколько сот башибузуков на всю Россию?

Электоральная база для свержения режима при помощи избирательной урны? Не смешите. Ставший уже притчей во языцех опрос Левада-центра на площади Сахарова 24 декабря показал: удальцовских сторонников — неосталинистов, красных радикалов — даже среди участников антиправительственного протестного митинга не больше нескольких процентов, что уж говорить обо всей массе российских избирателей!

Уже испытанное в деле пушечное мясо, которое можно легко и не особо задумываясь бросить в бой в случае грядущих серьезных столкновений с полицией? Не хотелось бы получить положительный ответ на этот вопрос…

Тогда зачем же либералы упорно холят и лелеют, тащат на своих плечах в большую политику эту «красную плесень»? Зачем их «втягивают в легальное политическое поле и помогают занять цивилизованную нишу», выражаясь словами лидера «Солидарности» Ильи Яшина (сказанными, правда, не по поводу красных, а в связи с националистами)? Неужели из чистого альтруизма? Или, может, из-за ностальгии по прекрасному советскому прошлому?

К самому Удальцову и его подельникам у меня нет никаких вопросов, как нет, и не может быть никаких вопросов к псу Шарику, «когда он еще был человеком».

Но у меня есть один вопрос к тем приличным людям, что стояли на трибуне Болотной площади 4 февраля и внимали откровениям про долетавшее до пятого этажа дерьмо.

Первоначально опубликовано на сайте Контуры