Когда позавчера я призвал здесь читателей не жалеть Каддафи, потому что «он сам выбрал свою судьбу», было известно мало: лишь то, что бывший диктатор убит — то ли в результате авиаудара, то ли в ходе перестрелки. Никаких подробностей, шокирующих сегодня цивилизованных людей, еще не было.

Сегодня я уже не могу следовать собственному совету. Я не могу не жалеть его. Невозможно не жалеть человека, когда это уже не всемогущий тиран, а беспомощный испуганный старик, вытащенный из канавы и умоляющий «не стреляйте, пожалуйста». Ничего с собой поделать не могу.

Я могу только изо всех сил пожелать, чтобы случившееся с Каддафи стало последним зверством в этой стране. Так же, как бессудный расстрел супругов Чаушеску стал последним зверством в Румынии, входящей ныне в ЕС. Так же, как линчевание Муссолини партизанами на бензоколонке стало последним зверством в Италии. Я очень на это надеюсь, дорогие ливийские друзья.

Первоначально опубликовано на сайте Контуры