Несколько дней назад тема пекинской Олимпиады снова заняла первые строчки в новостных рейтингах: 6 августа в Палату представителей США было внесено сразу два проекта резолюции – от демократов и от республиканцев, призывающих президента принять меры по бойкоту летних Олимпийских игр 2008 года в китайской столице. Причина бойкота, озвученная американскими законодателями, на первый взгляд весьма локальна: поддержка Пекином террористического режима в Судане и поставки ему оружия. Возможно, конгрессменам кажется, что именно эти аргументы лучше, чем какие-либо другие, смогут убедить и Белый дом, и общественное мнение в стране.

Шесть лет назад, в июле 2001 года, несколько человек провели манифестацию протеста у московского Центра международной торговли. Они протестовали против планов проведения Олимпиады 2008 в Пекине – как раз во время проходившего там заседания Международного Олимпийского Комитета, решавшего этот вопрос. Эта небольшая демонстрация была запрещена московскими властями по указанию сверху, чтобы не раздражать дорогих китайских товарищей, а сами участники были задержаны омоновцами.

Тогда резоны были просты. Нельзя проводить Олимпийские игры в стране, где самым неприкрытым образом нарушаются основополагающие права человека: где фактически идет речь о геноциде в оккупированном красным Китаем сразу после Второй мировой войны Тибете; где жестоко подавляется любое политическое инакомыслие, а тюрьмы полны кибердиссидентами – людьми, осужденными за размещение в Интернете «неправильных» статей; где каждый год тысячи людей казнят по немыслимым обвинениям (в том числе, например, высшая мера положена за угон автомобиля); где внутренние органы казненных изымаются для продажи; где власти бросают в тюрьмы и психбольницы без всякого обвинения десятки тысяч последователей запрещенной религиозной организации Фалуньгун. Эти резоны нисколько не изменились, как и ситуация с правами человека в Китае.

Предложение о бойкоте Пекина уже было в штыки встречено целым легионом штатных и внештатных комментаторов, наполняющих медийное пространство в нашей стране. Основной их аргумент прост, как боксерская груша: спорт, дескать, не должен иметь отношения к политике. Так ли это на самом деле? Хотим мы этого или не хотим, но приходится признать: рассуждать подобным образом может либо до крайности наивный, либо предельно ангажированный и недобросовестный человек.

В самом деле, основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертэн, воскликнувший «О, спорт, ты мир!» в своей «Оде спорту», видел в возрожденных античных Олимпийских играх (на время проведения которых прекращались войны между греческими полисами) средство содействия установлению мира на земле. Является ли такая цель политической, или она имеет отношение только к килограммам поднятого веса и метрам взятой высоты?

Возможно, именно для сохранения мира на земле было принято решение и о проведении летних Олимпийских игр 1936 года в столице нацистской Германии. О том, каким образом олимпийский спорт оказался «вне политики» для нацистской государственной пропаганды, хорошо видно на этих фотографиях. А превосходной иллюстрацией к тому, как Олимпийские игры служат делу мира, послужили меньше чем через десять лет развалины берлинского олимпийского стадиона.

Олимпийские игры давно уже превратились в чисто политический инструмент. И пользуются им тем охотнее и бесстыднее, чем репрессивнее режим, которому они подарены. Уже сейчас видно, что коммунистический режим в Пекине намерен самым скрупулезным образом снять, по выражению Остапа Бендера, «пенки, сливки и прочую сметану с этого высококультурного начинания». Точно так же, как это сделало брежневское руководство СССР во время московской Олимпиады 1980 года, проходившей в разгар советской агрессии в Афганистане.

И, коль скоро уж мы заговорили об Олимпиадах в нашей стране, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что настоящая озабоченность, легко прочитываемая между строк у всех наших критиков возможного американского бойкота – это страх, что после бойкота Пекина-2008 дело может, в зависимости от хода построения «суверенной российской демократии», дойти и до более чем реальных предложений о бойкоте Олимпийских игр 2014 года в Сочи.

Кто будет спорить с Кубертэном? Спорт вообще и Олимпийские игры в частности – это, действительно, средство для достижения и укрепления мира. Так должно быть, во всяком случае. Однако необходимо честно ответить на ключевой вопрос: а был ли в 1936 году мир в Германии и есть ли он сейчас в Китае? И не следует ли, наконец, понимать мир как нечто более широкое, чем просто отсутствие войны? Честно ответив на этот вопрос, неизбежно прийти к осознанию того, что, став de facto элементом политики, Олимпийские игры должны способствовать укреплению политики свободы, демократии и соблюдению прав человека, а не служить, как в прошлом веке, побрякушкой на мундирах тоталитарных правителей.

Первоначально опубликовано на сайте Каспаров.Ru