Yesss! Всё-таки они сделали это! Я имею в виду – возбудили уголовное дело против руководителя GayRussia.ru Николая Алексеева, который в прямом эфире НТВ в программе Соловьева «К барьеру!» назвал «лицемером» и «тайным геем» клерикального и демонстративно гомофобного депутата Госдумы Александра Чуева.

Это кощунство приключилось еще 21 июня. Выглядевший до крайности рассерженным, смущенным и даже испуганным депутат Чуев тут же – сначала в студии, а потом в своем «Живом журнале» – стал грозиться подать на Алексеева в суд. Однако позднее он видоизменил свои намерения и подал не судебный иск, а заявление в прокуратуру.

Позавчера автор этих строк, выступавший на НТВ в качестве секунданта Алексеева, стал первым, кто был официально допрошен в Управлении дознания ГУВД Москвы в качестве свидетеля по свежевозбужденному уголовному делу по статье 129 ч. 2 УК РФ (клевета). Ведущая это дело старший дознаватель Екатерина Симонова, смущаясь, сказала, что возбуждение дела – шаг с ее стороны до определенной степени вынужденный, поскольку она собиралась отправить обоих фигурантов выяснять отношения в гражданском процессе, но отказавшийся явиться и дать какие-либо пояснения в рамках доследственных действий Алексеев фактически вынудил ее прибегнуть к единственному легальному средству обеспечить его явку, которую она должна формально зафиксировать, поскольку в данном случае речь идет о предположительном преступлении, совершенном в отношении федерального служащего категории «А».

Так это или не так, уже не очень важно, поскольку логика событий теперь будет неумолимо тащить за собой – вплоть до вступившего в законную силу решения суда, а может быть и дальше, в Страсбург – и дознавателя Симонову, и депутата Чуева, и российских официальных лиц, которым теперь долго еще придется комментировать происходящее на самом неприятном международном уровне.

Единственный, кто выигрывает от направления этой истории на уголовные, а не гражданско-правовые рельсы – это сам Николай Алексеев, вооруженный отныне до зубов отсутствующей в гражданском процессе презумпцией невиновности. Именно стороне обвинения (то есть пока что – тому же самому дознавателю Смирновой) предстоит теперь доказывать две вещи.

Во-первых – то, что сообщенные Алексеевым сведения о гомосексуальной ориентации депутата Чуева являются заведомо для обвиняемого ложными. Для доказательства этого перед лицом защиты, которая уже готова настаивать на проведении медицинской анальной экспертизы в отношении потерпевшего, потребуется такое неслыханное для российской правовой системы вмешательство в частную жизнь Чуева, столь неосмотрительно бросившегося на амбразуру если и не грудью, то иной, ничуть не менее важной, частью своего тела – что перед ним меркнут все возможные выгоды от повышения индекса упоминаемости чуевской фамилии в преддверии думских выборов этого года.

А во-вторых – придется доказывать тот факт, что даже намек на гомосексуальную ориентацию гражданина, сделанный в самых политкорректных выражениях, способен нанести человеку существенный вред в сегодняшней суверенно-демократической, как бы светской и как бы толерантной перед лицом всего мира России, давным-давно покончившей и с уголовным преследованием за «мужеложство», и с квалификацией гомосексуальности как психического заболевания или социально-девиантного поведения.

Куда ни кинь – везде клин. Шахматная вилка.

Начавшееся уголовное дело и грядущие судебные процессы по нему (а процесс – это можно легко предугадать – будет не один и завершится не скоро) обещают стать не только хитом августовского «мертвого сезона», но и одной из центральных тем на ближайшие месяцы, если не годы.

И здесь я хотел бы возразить тем читателям, которые – уже вижу! – брезгливо скривят губы: «Какая гадость! Они оба друг друга стоят, нашли чем заняться. Какая чепуха, как будто нет других проблем в России». Нет, друзья мои. Это не чепуха. А если это и гадость – то уж никак не меньшая, чем та, которую постоянно обрушивают на представителей сексуальных меньшинств не только уличное бритоголовое быдло и бесноватые в рясах, но и псевдоинтеллигентные гомофобы-лайтс с газетных полос, телеэкранов и думской трибуны. Лицемерие и ложь всегда идут рука об руку с ханжеством и клерикальной реакцией. Это лицемерие, эту ложь кто-то должен публично разоблачать.

И что уж точно не вызывает никаких сомнений – так это то, что начавшееся уголовное дело покажет и нам с вами, и всему миру все то, о чем мы «не знали и стеснялись спросить». А именно – что значит на самом деле в сегодняшней России быть геем. Или хотя бы только прослыть им.

Первоначально опубликовано в Живом журнале