В воскресенье Демократическая партия России (ДПР) провела, наконец-то, свою давно обещанную акцию «за вступление России в Евросоюз». В Москве это был пикет, в котором участвовало… семь человек. Я вовсе не потешаюсь над малочисленностью акции. Дело вообще не в цифрах участников, а в том, что, где и когда они говорят своей манифестацией. Как известно, демонстрация «отважной семерки» на Красной площади против советского вторжения в Чехословакию в чем-то вообще изменила ход новейшей истории нашей страны. И либералы, и демократы и, в особенности, радикалы, к которым принадлежу и я сам, вообще не могут похвастаться массовостью своих акций (другое дело, что они, как правило, к ним и не особо стремятся). Но одно дело – когда полтора десятка активистов участвуют в демонстрации за Россию в ЕС, организованной движением «Российские радикалы», как это было (впервые в нашей стране) 15 июля прошлого года вблизи всё той же самой площади Европы. И совсем другое дело – когда семь человек участвуют в воскресной акции ДПР.

Всякому, кто интересуется современной российской политикой не только по выпускам ТВ-новостей во время ужина на кухне, нет нужды объяснять, что такое ДПР. Находившаяся в многолетнем летаргическом сне одна из первых постперестроечных российских партий, возглавлявшаяся в свое время Николаем Травкиным, сохранившаяся лишь в виде юридического лица и регистрационной записи в анналах минюста, была недавно воскрешена из небытия, чтобы стать базой для Михаила Касьянова. Операция, однако, не удалась: кремлевские умудрились ловко выхватить этот стул из-под уже собравшегося грузно на него опуститься бывшего премьера и, укрепив своими людьми и кое-какими деньгами, пустили в плавание по надувному бассейну сегодняшней российской квазиполитики. Касьянов, махнув рукой, принялся создавать свой Народно-демократический союз, а ДПР, как поднятый по чьей-то воле из политической могилы зомби, принялась совершать какие-то замедленные, неуверенные и хаотические телодвижения. До тех пор, пока пару месяцев назад не огласила urbi et orbi об обретении ею генеральной движущей идеи: вступления России в ЕС. Именно это легко в основу новой партийной программы. И до того прочно легло, что две недели назад ДПР объявила, что свой следующий партийный съезд проведет не где-нибудь, а в Брюсселе.

Андрей Богданов (в центре) «возрождает ДПР». Фото: Коммерсантъ

Газетчики посмеялись над этой новой затеей кремлевских пиарщиков, задавшись вопросом, зачем это, интересно, кому-то в администрации президента понадобилось подавать такие сигналы Западу, размахивая голубыми флажками? Интерес, впрочем, держался недолго. О «новых европейцах» забыли уже на другое утро, никоим образом не восприняв их серьезно. А между тем, совершенно напрасно. Тот факт, что на Старой площади поручили этой вспомогательной и «технической» псевдопартии-обманке шумно носиться с проектом «Россия в ЕС», свидетельствует о том, что в администрации выбрали тактику «не можешь побороть движение – возглавь его». Что, на первый взгляд, довольно странно, поскольку никакого более или менее заметного и активного движения за вступление России в ЕС в нашей стране сегодня пока не просматривается. Тем не менее, факт остается фактом: Кремль действует на опережение, стремясь заранее застолбить и оградить от эту тему от серьезных оппозиционных сил, страдающих политической брезгливостью по отношению к кремлевским пиар-проектам. В данном случае – весьма прискорбной брезгливостью, надо сказать.

В самом деле, сегодня нет, кажется, ничего более далекого от идеалов и принципов Европейского Союза, чем правящий сегодня в нашей стране авторитарный и клептократический режим. «Путинскую Россию – в ЕС? Да вы с ума сошли!», – скажет, пожав плечами, и депутат Европейского Парламента в Брюсселе, и демократ-правозащитник в Москве, и рабочий на автозаводе в Таганроге. Никакой Евросоюз с его прозрачными, четкими и демократическими правилами в политике и в экономике не нужен, разумеется, в первую очередь и тем людям, что находятся сегодня в Кремле и на прилегающей территории, заканчивая процесс конвертации власти в собственность и окончательного превращения России в сырьевой нефтегазовый придаток Европы.

И тем не менее, на сегодняшних кремлевских временщиках, на первый взгляд – вполне крепко сидящих на заоблачных нефтяных ценах, история нашей страны не заканчивается. Как раз наоборот: с их неизбежного в исторической перспективе ухода (и ухода, возможно, гораздо более близкого, чем многим сегодня кажется) эта история вновь понесется вперед с головокружительной скоростью. Важно, однако, уже сейчас предвидеть, в каком направлении помчится послепутинская Россия и, в меру сегодняшних возможностей, загодя повлиять на выбор этого направления. Путь же у демократической, светской, правовой, открытой и европейской страны под названием Россия может быть только один – в Европу. Не в какой-то абстрактный «общеевропейский дом» в духе риторики раннего Горбачева, не в какое-то единое безвизовое или облегченно-визовое пространство, алкаемое то Явлинским, то Путиным. А в Европейский Союз, в качестве его полноправного члена.

Надо понимать, впрочем, что в Европейский Союз – в отличие, например, от НАТО – никто никого никогда не приглашает. Государства сами подают заявление о своем желании вступить в Союз, после чего с ними начинаются предварительные переговоры и обозначаются условия по приведению политической, правовой и экономической системы государство в соответствие с едиными для всех критериями членства в ЕС. И только по выполнению этих условий открываются официальные переговоры о вступлении страны в Евросоюз. Турция шла по этому пути – от подачи заявки до открытия формальных переговоров о вступлении – более сорока лет, с 1963 до прошлого года. Я искренне надеюсь, что даже для сегодняшней, откатившейся в смысле демократии почти на два десятилетия назад, России этот путь будет короче, чем почти что моисеевы сорок лет, пройденные Турцией в пустыне более или менее авторитарных режимов – военных и гражданских. Но бесспорно одно: первым шагом на этом пути должно стать официальное заявление о выборе направления движения страны. Иными словами – подача российским правительством в Брюссель официального заявления о намерении добиваться полноправного членства страны в ЕС на единственно возможных общих основаниях. Следовательно, не Брюссель, не европейские лидеры, а Кремль, один только Кремль, является на данном этапе адресатом любой политической кампании, направленной на достижение в будущем членства России в Европейском Союзе. Между тем, ДПР, что характерно, обращается в своей кампании непонятно к кому – в пространство, но никак не к Кремлю.

Сделать же это – прямо и недвусмысленно потребовать от политического руководства страны в кратчайшие сроки определиться с официальной заявкой о членстве в ЕС, сделать это четкое и понятное требование стержнем своей программы и повседневной политики – могут и должны те оппозиционные, европейски и либерально-демократически ориентированные политические силы (и действующие, и только зарождающиеся), которые намерены на самом деле заниматься политикой, обращенной к гражданам, а не ее имитацией. Именно это политическое требование может и должно стать основой для их взаимодействия и объединения. Именно этот вопрос – вопрос о конкретных шагах, направленных на вступление России в ЕС – должны мы, в частности (если не в первую очередь), задавать не только тому, кто досиживает свой последний конституционный срок в Кремле, но и всем тем, кто намерен побороться за звание единого оппозиционного кандидата в 2008 году: от Геращенко и Касьянова до Явлинского и Буковского.

Но российская оппозиция молчит об этом. Молчат «традиционные» демократические партии – и Яблоко, и СПС. Молчит «Другая Россия», что, впрочем, отнюдь не удивительно в условиях отсутствия у нее какой бы то ни было позитивной политической программы. Молчат все, кто уже успел заявить о своем намерении выдвинуться в кандидаты на пост президента. Молчат оппозиционные политики, молчат независимые обозреватели и политологи. И оглушительная в этой звенящей тишине эскапада кремлевской ДПР – это вызов и упрек молчащим проевропейским демократам.

Российские граждане – все до одного – должны стать полноправными гражданами Европейского Союза. А не оплаченной Кремлем массовкой из двухсот статистов на пропагандистском турне в Брюсселе, придуманном веселыми пройдохами из канцелярии российского нефтегазового султана.

Первоначально опубликовано в Живом журнале