Всё-таки меня никак не покидает ощущение, что прокуратура и другие обозные части с одной стороны, и Лимонов – с другой, играют в одни ворота. Причём именно в лимоновские ворота. В противном случае придётся признать, что налицо – фантастическая, умопомрачительная и победительная глупость кремляди. Весь кремлевский пропагандистский аппарат, все эрегированные органы государственного принуждения, решительно всё брошено на выполнение задачи по приданию Национал-Большевистской Партии и лично её вождю образа самых известных и самых гонимых борцов за правду на великих нефтеносных просторах нашего отечества.

Вслед за истерикой по поводу публикации в «Газете» интервью Лимонова, к которой добавились совершенно неприличная реакция со стороны СПС и некогда очень уважаемого мной умницы Барщевского, ухо уже ловит торжественные звуки нового «Вставай, страна огромная». Сегодня пишут, что-де московская прокуратура изволила проявить интерес к обстоятельствам появления писателя Лимонова в эфире «Эха Москвы».

Я хочу быть понятным правильно. Я очень люблю писателя Эдуарда Лимонова и считаю его одним из самых честных, страстных, интересных и, следовательно, значительных русских писателей XX века – в этом качестве он останется (да что там – уже остался) в истории отечественной литературы. Что же касается политической программы его «партии», то – хотите обижайтесь, хотите нет – я не могу воспринимать её серьезно, именно как политический документ и политическую практику некоей действующей в России политической силы. Именно потому, что по-прежнему, как и десять лет назад, убежден: речь идет о культурном (или, если угодно, о контркультурном) проекте, а вовсе не о политике.

Но несмотря на это, я нахожу не дальновидной, не политической и даже глупой позицию тех, кто считает невозможным подписываться под правильными политическими антипутинскими банальностями Лимонова или стоять с ним на одной трибуне только из-за его личности, из-за содержания каких-то псевдополитических фраппирующих манифестов начала 90-х, упокоившихся с миром в недрах яндексовских кэшей, или из-за экзотического дизайна партийных знамен этого художественно-политического проекта.

Разумеется, я имею в виду несогласие с теми, кто – подобно Валерии Новодворской, Александру Подрабинеку и многим другим глубоко уважаемым мною людям – занимает эту позицию в силу своих убеждений, своего жизненного опыта и своего понимания правил политической игры, а вовсе не в силу логики обязательств в сфере псевдополитического бизнеса.

Так или иначе, именно Кремлю должны возносить благодарности за отливку и воздвижение на главной площади российской политики этой по-церетелевски уродливой чугунной бабы под названием НБП – и сам Эдуард Лимонов, и его честные и настоящие политические противники на либерально-демократическом фланге.